ШЕСТОЙ ДЕНЬ ЭКСКУРСИИ – 12 АПРЕЛЯ (1 часть)

Понедельник, Октябрь 3rd, 2011

В 12 часов дня в зале гимназии собрались все преподаватели во главе с директором гимназии, ученики старших классов и некоторые из почетных граждан г. Мариуполя. Была прочитана молитва перед учением, а затем преподаватель А.Ф. Петрашевский прочел следующий очерк учебных заведений в г. Мариуполе.

Очерк учебных заведений г. Мариуполя

Вскоре, по заселении города Мариуполя греками, упоминается уже существование в нем греческого училища, но все, что удалось узнать об этом училище, заключается в том, что оно помещалось в общественном училищном доме и что в нем одно время состоял учителем Константин Павлов Схолариус. Последнее видно из изданных Феодосием, Епископом Екатеринославским и Таганрогским, и материалов о Екатеринославской губернии, где во II томе читаем: «28 июня 1784 года, по просьбе греческого купечества, рукоположен в Таганрогскую греческую церковь в священники грек Константин Павлов Схолариус, бывший по определению Азовской губернской канцелярии секретарем Мариупольского суда, а потом по определению той же канцелярии учителем греческого училища». Прекратило ли означенное училище свое существование по каким-нибудь причинам или перестало удовлетворять требованиям населения, неизвестно, но только в двадцатых годах текущего столетия мы видим, что влиятельные лица города во главе с Федором Леонтиевичем Калери хлопочут об открытии в городе приходского училища, которое по получении надлежащего разрешения, и было открыто в 1820 году. Училище это существует по настоящее время под именем городского приходского двухклассного училища, непосредственно подведомственного Министерству Народного Просвещения, и имеет историческое значение, так как связано с именем Императора Александра I; кроме того, оно оказало важную услугу местному населению в деле распространения русского языка, будучи в течение более полувека единственным учебным заведением в городе. Такое значение этого училища побуждает нас сообщить его историю, насколько удалось ознакомиться с ней из архива, хранящегося при училище.

Городское приходское двухклассное училище.

3 мая 1817 года Мариупольское греческое общество, выслушав в собрании предписание Его Превосходительства господина Таганрогского градоначальника генерал-майора Петра

Афанасьевича Папкова  и личное приглашение господина Директора Училищ по ведомству Таганрогского градоначальства Адольфа Богдановича Манне, постановило учредить в городе Мариуполе приходское училище, в котором имеет двух учителей: одного – русского и другого – грека, а в случае надобности и помощников к ним. Содержание училища взять полностью на себя, необходимые же средства составить из обязательного сбора с граждан, сообразно состоянию каждого и вносить ежегодно собираемую сумму вместе с земской повинностью. Для постройки здания для училища было тогда же решено собрать по раскладке с граждан в три года 12 тысяч рублей, включая и этот сбор в число земской повинности; пока же для помещения училища и справить здесь бывший общественный училищный дом, снабдив его всем необходимым на счет общества. Для приведения означенного постановления в исполнение были избраны попечителями училища: тит. С. Федор Леонтьевич Калери, куп. Ник. Попов и гражданин Дим. Ник. Хаджинов. Первый из них был избран вместе с тем смотрителем училища, в каковой должности был утвержден Харьковским Университетом. 10 августа того же года из Греческого суда последовало предписание г.г. попечителям приступить к сбору необходимой суммы с граждан, причем указывалось, как это сделать; для постройки же здания озаботиться устройством кирпичного завода.

В июне 1818 года Мариуполь посетил Император Александр I проездом из Таганрога в Крым. Для пребывания Императора в городе был исправлен дом, в котором помещался Греческий суд. В означенном доме Александру I предоставлялись городские и сельские депутаты и лично заявили, что для увековечения памяти монаршего пребывания в этом доме отдают его под училище, за что император Александр I изволил благодарить депутатов. По отъезде Императора, греческое общество 8 июня определило отдать дом под училищное здание, само училище наименовать Александро-Мариупольским, для Греческого же суда исправить прежде бывший здесь училищный дом.

Хотя попечители, по получении предписания из Греческого суда, немедленно приступили к сбору с граждан суммы, необходимой как для содержания училища, так и для постройки нового училищного здания, тем не менее открытие училища последовало нескоро, так как сбор шел слишком медленно. Между тем от Таганрогского градоначальника и от Харьковского Университета последовали запросы о причинах замедления в открытии училища; тогда городское общество с целью ускорить дело, постановило в 1820 году новый приговор, по которому устанавливался сбор с продавцов пшеницы по 10 коп. с четверти; этот сбор решено было взимать немедленно, приведя в известность количество пшеницы, находящейся в городе, а вместе с тем, обратиться с ходатайством к Таганрогскому градоначальнику об утверждении означенного сбора, но ходатайство это не увенчалось успехом. Правительство, сообщает Таганрогский градоначальник, не нашло возможным согласиться на установление подобного сбора, так как он падал бы исключительно на иногородних. Таким образом, дело с открытием училища не двигалось, не смотря на то, что запросы со стороны Таганрогской Коммерческой Гимназии (он же директор Училищ Таганрогского градоначальства) продолжались. Тогда 12 июня 1820 года последовало весьма интересное отношение г. Директора Таганрогской Коммерческой Гимназии на имя попечителей училища. Вот что, между прочим, читаем в этом отношении: «считаю долгом поставить Вам, милостивые государи, на вид весьма медлительное открытие училища в Мариуполе г. Министр Народного Просвещения, снисходя к просьбе всего Мариупольского общества, дал согласие на открытие училища для образования малолетнего юношества и согласие сие последовало уже около 6 лет, но общество, вместо того, чтобы из благодарности привести позволение сие тогда же в действие, делает проволочку в открытии оного и до сих пор, и, конечно, не потому, чтобы оно совсем на хотело иметь училища, но потому более, что оно не понимает цены просвещения, а вы, г.г. Попечители, верно не обращаете на это никакого внимания». Отношение заканчивалось следующими словами: «если и засим вы не примете мер к скорому открытию училища, то я буду о сем писать г. Министру Народного Просвещения». После такого грозного отношения училище было открыто 15 сентября 1820 года, но поместилось в прежнем училищном здании, так как дом, предназначенный для помещения его по приговору 8 июня 1818 года, был занят землемерами, межевавшими мариупольскую землю. Открытое училище именовалось приходским греческим и подчинялось ведению Дирекции Таганрогских Училищ, а вместе с ней Училищному Комитету Императорского Харьковского Университета, в округе которого тогда находилась Екатеринославская губерния. 1 июля 1821 года училище было переведено, наконец, в дом, в котором имел пребывание Император Александр I, где оно помещается и по настоящее время. Может быть, только благодаря этому обстоятельству, дом этот сохранился и служит теперь историческим памятником. Он каменный, одноэтажный, построен в 1801 году и заключает в себе пять комнат; находится на базарной площади, против, так называемой, ныне греческой, а тогда соборной Харлампиевской церкви.

Положение училища на первых порах было весьма затруднительным. Собранная незначительная сумма скоро была израсходована, город же денег на содержание училища не отпускал; между тем и здание стало требовать ремонта. При таком положении дел учителя не получали жалованья по месяцам и постоянно обращались с жалобами в Греческий суд, или к попечителям училища, или, наконец, к Директору Таганрогской Коммерческой Гимназии. По предписанию Таганрогского градоначальника Греческий суд потребовал от попечителей в расходование собранных сумм. На требование это последовал следующий ответ: «из упомянутых 12 тыс., на построение дома назначенных, к нам поступило одновременно 2480 р., которые на жалование учителям и другие издержки израсходованы без остатка. Кроме того пожертвовано еще 2960 р., да позаимствовано 987 р., которые все также израсходованы. В дальнейшем сборе нам отказано. Денег в настоящее время не имеется даже на уплату жалования учителям». Хорошей иллюстрацией отношения общества к училищу может служить рапорт попечителей училища г. Директору Таганрогской Коммерческой Гимназии от 1 сентября 1824 года. В нем мы читаем: «прошлого 1820 года при открытии в Мариуполе училища для устройства оного пожертвовано бывшим здешним городским головою Аким. Золоторевым 100 руб., а греческих селений поселянами Малого Янисоля Фед. Шамжиновым  100 руб. и Чердакли Христ. Хартахаем 50 руб., каковые деньги и по сие время ими не взнесены. Училище, имея крайнюю нужду в деньгах побуждает нас довести до сведения Вашего Высокоблагородия и просит Вас снестись с кем следует о побуждении выше писаных лиц к уплате тех денег». В другом рапорте тех же попечителей читаем: «так как издержана на расходы по училищу вся собранная сумма и на лицо ныне никакой не имеется, даже и за присланные книги нечем заплатить, то мы потребовали от Градской Думы на расходы училищные денег по заключенному обществом приговору, однако Городской Голова в отношении своем поясняет, что якобы общество отказывается от содержания училища через неимение суммы на жалование учителям и чтобы оный суд возымел содействие о сборе суммы по приговору общества».

Если при таком положении дел училище не закрылось, чего надо было ожидать, то этим оно должно быть обязано исключительно своему смотрителю Федору Леонтьевичу Калери, употреблявшему все меры и все свое влияние на поддержание училища, главным виновником открытия которого он был. Он приглашал граждан к пожертвованиям, сам жертвовал крупные суммы, обращался в городское правление за позаимствованиями и не переставал напоминать Греческому суду о плачевном положении училища. Если ему не удавалось достигнуть чего-либо прямо, он обращался за содействием к Директору Таганрогской Коммерческой Гимназии и к Таганрогскому градоначальнику. И он спас училище.

Так как в приговоре 3 мая 1817 года об открытии училища не было определенно указано, какая сумма и из каких источников должна идти на содержание училища, то г. директор Таганрогской Коммерческой Гимназии от 26 сентября 1823 года прислал смотрителю училища проект общественного приговора и штата на содержание училища и потребовал составить свой приговор, в котором ясно должны были быть указаны источники содержания училища и штат служащих. Общество, ознакомившись с присланным приговором, составило в октябре того же года свой приговор, подписанный 71 лицом и отослало его директору Таганрогской Коммерческой Гимназии. Приговор начинается следующими словами: «Мариупольское греческое общество в полном своем собрании имело рассуждение об училище, открытом по желанию нашему в Мариуполе 15 сентября 1820 года, которое до сего времени вместе с учителями оного было на всем нашем содержании, и находит, что сие благотворное заведение столько принесло пользы для детей наших, что мы не находим слов к изъявлению искреннейшей благодарности почтеннейшему верховному правительству, пекущемся о благе края. До открытия училища многие из детей наших никакого звания не имели, они говорили одним только турецким языком, не понимали ни греческого, ни русского языка, и никаких других писаний, но с открытием училища и тогда, когда оное не устроено еще надлежащим порядком, уже многие из учащихся понимают по-гречески и по-русски, знают на оных языках читать и писать. Мы уже утешаемся приятной радостью, что будем иметь детей своих образованными, будем иметь полезнейших граждан в обществе. Сею истинною пользой убеждаемы, все мы усерднейше просим правительство о всегдашнем существовании здесь училища». Затем следует ходатайство, чтобы на содержание училища было отпускаемо ежегодно из городских доходов по 2500 рублей ассигнациями, причем прибавлено: «сумма весьма умеренная, как видно из примерного штата, предоставленного попечителями». Общество же находило содержание училища для себя отяготительным в виду того, что многие обеднели вследствие неурожаев, постигавших мариупольский округ несколько лет подряд, а также и по причине саранчи, истребившей во многих местах хлеб. В помощь городу Мариупольские сельские общества в 1824 году постановили ежегодно отпускать на содержание училища 1500 рублей ассигнациями, каковую сумму препровождать в Греческий суд и употреблять исключительно на жалование учителям. Таким образом, городу оставалось взносить лишь 1000 рублей ассигнациями, и эту сумму было определено употреблять на содержание училища и квартиры учителей. Несмотря на то, городское общество после многих переписок, настояний директора Манне и предписаний градоначальника, только в 1834 г. стало выдавать полностью 1000 рублей, причем выдача эта была в высшей степени неисправна, почему постоянно возникала переписка по поводу неаккуратного взноса денег городом. В отношении смотрителя от 22 июня 1833 года в Мариупольскую городскую думу читаем: «мариупольская городская дума в 1831 году отдала принадлежащий городу в устье Кальмиуса остров в откупное содержание на три года по 200 р. и деньги эти назначила в пользу мариупольского приходского училища; кроме того положила собрать по раскладке с граждан в 1832 г. по 400 р., а в 1833 г. по 1000 р. Я полагаю, что деньги сии в количестве 2000 р. в мариупольскую городскую думу поступили, а так как оных до сего времени в училище не поступало, то покорно прошу их выдать по принадлежности. В 1841 году штатный смотритель Таганрогского уездного училища, пишет смотрителю училища, что исполнитель должности директора Таганрогской Коммерческой Гимназии, ревизуя училище, нашел, что «училищный дом очень нечист и весь проникнут сквозным ветром от недостатка стекол во многих окнах». Далее, что при училище нет никакой хозяйственной суммы, почему предлагает довести, всю ли сумму, определенную на содержание свое, получает Мариупольское приходское училище, откуда следует, или нет? В последнем случаем доставить ему сведения, с какого времени и сколько именно состоит за Мариупольской думой и Греческим судом в недоборе училищных денег. В ответе своем смотритель училища сообщает по этому поводу следующее: «в 1824 году общества градское и сельские постановили взносить на содержание училища – первое 1000 р., вторые 1500 р., каковых по 1841 г. следовало взнести городу 17000 р., а сельским обществам 25500 р., но за все это время взнесено городом лишь 6559 р. 54 коп., а сельскими обществами 24614 р. 72 коп., таким образом от городского общества причитается училищу по 1841 г. – 10440 р. 45 коп., а от сельских 885 р. 28 коп.». В 1852 году смотритель Таганрогского уездного училища по поводу  ревизии училища пишет надзирателю училища Константину Попову: «денежные суммы на содержание училища на основании 41 устава учебных заведений 8 декабря 1828 года должны доставляться в училище по третям или через полгода, но всегда вперед. При вашем же управлении мариупольским училищем деньги, следуемые училищу еще за вторую половину прошлого 1851 г. по сие время не истребованы. И Вы о неполучении означенных денег из Греческого суда, неизвестно из каких видов, умалчиваете, не донося о том начальству, и допускаете тем в училище важный беспорядок, почему предлагаю Вам немедленно потребовать из Мариупольского греческого суда все надлежащие училищу по сие время суммы сполна и впредь таковые требовать на основании вышеозначенного устава учебных заведений и в случае беспорядков по хозяйственной части вы обязаны на основании парагр. 43 того же устава доносить мне для принятия мною надлежащих мер. Вы, по всему видно, мало, или вовсе не обращали Вашего внимания на главный источник благосостояния и устройства училища Сем. Ст. Косогубовым отчет по училищу, между прочим, пишет: «по жалобе священника Юрьева на неполучение им жалования с 1858 г. возникла переписка начальника с Думой. Которая еще не дала своих ответов на требование об удовлетворении Юрьева. Впрочем, известно из частных справок, что еще в 1863 году состоялось в Думе распоряжение о сборе на удовлетворение законоучителя жалованьем за прошлое время, в количестве 60 руб. в год и что деньги эти собирались в том же 1863 году и в следующем 1864 году. Затем, как с прошлого 1864 г. принят Думой способ сбора на училище денег посредством  налога на выдаваемые ею торговые и промысловые свидетельства и сбор этот по количеству 60 свидетельств должен простираться не менее 500 руб. в год, то есть уверенность, что могут найтись деньги не только на удовлетворение законоучителя Юрьева за прошлые годы, но и на усиление средств училища, если бы на это была добрая воля и сочувствие к делу городского головы». В том же году старший учитель Косогубов донес штатному смотрителю Таганрогского Уездного Училища, что деньги, следуемые от городского общества за 1863 г. и 1864 г. взнесены только в декабре 1864 г. и что крайняя недостаточность оклада преподавателем привела к тому, что в последние пять лет уже третий учитель русского языка в первом классе уходит, а греческого и не находится.

С образованием Мариупольского земства и учреждением земской уездной управы в 1870 г. сельские общества прекратили выдачу денег на училище и оно всецело с тех пор содержится на средства города, который отпускает в настоящее время на содержание училища 1620 руб.

Еще более тяжелых минут приходилось испытывать училищу в нравственном отношении. Поместив по приговору 18 мая 1818 года училище в доме, в котором помещался Греческий суд, город оставил для суда одну комнату, в которой находился архив суда и устраивались заседания. Это обстоятельство весьма стесняло училище, почему смотритель неоднократно делал напоминания об освобождении комнаты, но Греческий суд продолжал занимать комнату. Когда же в 1830 году директор Таганрогской Коммерческой Гимназии для усиления занятий русским языком назначил помощника учителя Серебрякова и велел открыть еще один класс русского языка, то смотритель училища донес директору Таганрогской Коммерческой Гимназии, что для назначенного учителя комната в училище имеется, но что она занимается Градскою думою, а вывести таковую он не надеется, потому что главою Думы состоит Кир. Попов, почему смотритель просит содействия в этом деле. На означенное донесение директор Таганрогской Коммерческой Гимназии сообщил смотрителю, что он сделал представление Мариупольскому обществу о немедленном выселении Греческого суда и пока в уважение к нему не обращался к Таганрогскому градоначальнику, но если и теперь общество не исполнит предписания, то надобно ему указать на то, что по закону никто не имеет права располагать училищным домом, кроме учебного начальства. Вскоре после этого смотритель училища пишет директору Таганрогской Коммерческой Гимназии: «сообразно Вашему желанию я все средства употребил и употребляю, чтобы в подведомственном мне училище, как можно больше учились русскому языку, но старание мое почти никакого не имеет влияния. Попов мне лично сказал, что не уступит комнаты, пока не получит предписания от начальства. Он это делает в досаде, что я не оставил училища, подобно ему, когда оное было в критическом положении. Вы изволите дать знать, что относительно училищного дома ничего не можете и я со времени заведования Попова городом на общество никакого влияния не имею, следовательно, все зависит от градоначальника и я Вас покорнейше прошу употребить все возможное старание, чтобы Его Превосходительство предписал Думе очистить занимаемую ею комнату для русского класса. Если же вы почитаете для себя такое ходатайство неудобным, то дозвольте мне, ибо без содействия Таганрогского градоначальника мариупольское училище не только не придет в лучшее состояние, но даже не получит в потребной оному комнаты». В другой раз смотритель пишет: «каждый день приезда Вашего к нам я ожидаю. Чем более. Вы оным медлите, тем более недоброжелатели училища вредят и стараются вредить оному. Вред действия их против училища столь явен и беззаконен, что при всей снисходительности не заслуживает уважения. Все мои старания, чтобы прекратить оные, остаются недействительными. Для того непременно необходимо решительное Ваше содействие, почему и прошу покорно Ваше высокоблагородие пожаловать к нам на один день». В 1830 году смотритель училища уведомляет директора Таганрогской Коммерческой Гимназии, что в училище происходят беспорядки, главным виновником которых служит учитель греческого диалекта Харамундаки, подстрекаемый со стороны. По этому поводу директор Таганрогской Коммерческой Гимназии пишет смотрителю училища: «вследствие прежних ваших донесений о грустных беспорядках, которые дозволил себе в училище испр. должности училища английского языка под Харамундаки, я намерен сделать подробное следствие в рассуждении того, что замешан в сем деле почтенный Мариупольский гражданин, но получив ныне Ваш рапорт и донесение учителя Кунахова и собравши здесь некоторые сведения по сему предмету, я совершенно уверен, что Харамундаки не достоин и не способен быть учителем, а как он исправлял сию должность партикулярно единственно – по Вашему временному распоряжению без утверждения учебного начальства, то Вы имеете его уволить тотчас по получении сего непременно и не допустить его более в класс, а о исполнении сего мне донести, а также донести мне, если кто будет вмешиваться в Вашу должность и тем препятствовать спокойствию и успехам в подведомственном Вам училище против законного порядка, дабы я мог отнестись, куда следует, для прекращения таковых незаконных поступков, как частных лиц, так и Мариупольского общества». От 21 июня того же года директор Таганрогской Коммерческой Гимназии пишет смотрителю училища: «в начале сего месяца я намеревался отправиться в Мариуполь для осмотра подведомственного Вам училища, а особливо еще для выведения из училищного дома Градской Думы, которая самым незаконным образом занимает комнату в училищном доме и тем самым делает помешательство в учении, но по случаю болезни не мог исполнить моего намерения, почему принужден буду обратиться, наконец, к Таганрогскому градоначальнику, дабы он приказал вывести из училищного дома Городскую Думу». В 1831 году в здании училища случилось происшествие, еще яснее характеризующее отношение общества к училищу. Вот что смотритель училища пишет директору Таганрогской Коммерческой Гимназии от 24 января по поводу происшествия: «23 числа Городской Голова явился в класс к учителю Кунахову и заявил ему, что ученики русского класса обидели его служителя. Кунахов предложил пригласить обиженного, чтобы тот указал виновников, но Попов потребовал сделать розыск в отсутствии обиженного, в чем получил отказ от Кунахова. Тогда искра уничтожения, таившаяся под пеплом ненависти к училищу, а более к русскому классу в г. Попове столь ясно обнаружилась, что он объявил Кунахову, будто тот защищает своих учеников единственно потому, что большая часть их русские, что они не должны в сем училище  учиться, что их следует из оного выгнать, Кунахова удалить и на место его пригласить учителя за более выгодную плату. В заключение сказал, что не только не уступить для новооткрывшегося русского класса занимаемой Градскою Думою комнаты, но даже склонить Мариупольское общество русские классы уничтожить, как потому, что в оных обучаются русские дети, так и потому что он в русском языке не видит  нужды».

После такого отношения общества к училищу, им сами же созданному, нисколько не будет удивительным, что заветная мечта смотрителя Федора Леонтьевича Калери преобразовать училище в уездное не могла иметь успеха. В 1829 году  он подал директору Таганрогской Коммерческой Гимназии докладную записку, в коей  заключалось ходатайство о преобразовании училища в уездное, в пользу чего он приводил следующие доводы: «Мариуполь не только равняется с уездными городами, но еще имеет по своим привилегиям, торговле и промышленности преимущества. Кроме сего, в нем находится много служащих чиновников, воспитание детей коих сообразно званию и существующему ныне уложению о поступлении в статскую службу недостаточно в приходском училище, а воспитывать детей в отдаленных городах по состоянию своему им нет возможности. Правда, в сем училище, кроме чтения и письма преподаются почти и все предметы, какие положены в уездном училище, как то: Закон Божий, грамматика, арифметика, история, география и эллино-греческий язык, но за то учившиеся сим предметам не пользуются правами сообразно трудам, им принадлежащим. Обстоятельства сии побуждают меня, как основателя сего училища, сообразно нуждам города Мариуполя, училищному дому, числу учеников и предметам, ими проходимых, просит ваше высокоблагородие исходатайствовать у высшего начальства преобразования училища из приходского в уездное». Такая же докладная записка была подана в 1833 г. смотрителем училища Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губернатору светлейшему князю Мих. Сем. Воронцову, посетившему в означенном году Мариуполь, но все ходатайства не могли иметь успеха вследствие известных отношений города к училищу.

Относительно деления училища на классы известно следующее: в первый год существования училища, был только один класс греческого языка, обучение же русскому языку началось через год, с 15 сентября 1821 г. В 1823 г. было открыто еще одно отделение греческого языка, а в 1829 г. – второе отделение русского языка. По поводу последнего директора Таганрогской Коммерческой Гимназии писал смотрителю училища: «г. Таганрогский градоначальник заметил, что ученики подведомственного Вам училища очень мало были занимаемы Российским языком, какое замечание весьма справедливо; но причина была та, что один учитель не мог успевать более в таком значительном числе учеников, какое находится в сем училище, а тем более как они по большей части при вступлении почти ничего не говорят по-русски. Ныне имею в сие училище еще другого учителя и надеюсь, что от Ваших распоряжений и от стараний обоих русских учителей несравненно более должны упражняться в Российском языке, как первостатейном предмете их  учения, также и впредь не будет повода к замечанию вышесказанному». Таким образом, образовалось 4 учителя и 4 класса. В 1834 году по распоряжению директора Таганрогской Коммерческой Гимназии, Бабичева, были соединены классы греческие с русскими, так что образовалось всего два класса и учителя стали преподавать в них, чередуясь русские с греческими в низшем отделении через день, а в старшем – русские до обеда, греческие после двух часов дня. В 1843 г. последовало предписание директора Таганрогской Коммерческой Гимназии следующего содержания: «для усиления успехов учащихся в низшем классе разделить этот класс на два отделения: начинающих поместить в одно отделение, а тех, которые уже читают хорошо, пишут и учат арифметику -–в другое, и поместить каждое отделение в особые комнаты, дабы учителя русского и греческого языков занимали оба отделения в одно время, переменяясь поочередно, т.е. в одном отделении преподает русский, а в другом греческий и наоборот». Такое занятие 4-х учителей в двух классах, или, вернее, в трех классах продолжалось очень долгое время. Впоследствии, принимая за норму 2 класса, число отделений то увеличивали, то уменьшали, сообразуясь с числом учеников. В настоящее время в училище два класса. В 1-м классе три отделения, во 2-м – одно, итого – четыре отделения. В каждом отделении при обучении продолжается не менее одного года. 1-е и 2-е отделения помещены в одной классной комнате. Преподаватель постоянно особый. 3-е отделение – особая комната и особый преподаватель. 4-е отделение – тоже.

Что касается программы обучения, то определенных указаний в делах училища об этом не сохранилось. Из первых отчетов учителя Кунахова видно, что преподавали грамматику, арифметику 2 части и Российскую историю. Предписанием директора Таганрогской Коммерческой Гимназии, от 27 сентября 1827 года было введено преподавание Российской географии, «так как училище означенное приуготовляет, как сказано в отношении, учеников к уездному училищу». В ноябре месяце 1834 года училище было преобразовано по уставу 8 декабря 1828 г., а попечитель училища был переименован в надзиратели оного. В преобразованном училище был оставлен греческий язык, преподававшийся на основании приговора мариупольского городского общества от 3 мая 1817 года. В 1840 г. была введена во 2-м классе метода взаимного обучения по программе уездных училищ, а училище было подчинено надзору Штатного смотрителя Таганрогского Уездного Училища. От 23 мая 1845 г. директор Таганрогской Коммерческой Гимназии, Флоренцов выслал полную программу, как обучать русскому языку во 2-м классе здешних детей, так как большая часть, как сказано в отношении, употребляя язык татарский, как народный, не понимает языка русского. Наконец, в циркулярном предписании директора Таганрогской Гимназии на имя Штатного смотрителя уездного училища от 25 сентября 1864 г. изложено предложение г. Попечителя Одесского Учебного Округа: «принять в руководство и привести в исполнение  мнение Его Превосходительства, внесенное в заседание Педагогического съезда 14 июля того года». В этом изложении по вопросу о приходских училищах указано принять в руководство способы и приемы, изложенные в записке Окружного инспектора Варенцова, читанной им в одном из заседаний съезда и напечатанной в 7-м номере циркуляра по одесскому учебному округу за тот год «и обратить особое внимание на введение способа наглядного обучения при пособии картин», в числе коих указаны и картины из русской истории Золотова, которые по распоряжению Штатного смотрителя Таганрогского уездного училища высланы в училище и введены в 1865 г. С распространением русского языка в городе и с увеличением числа русских учеников в училище преподавание греческого языка становилось лишним и в начале семидесятых годов, за выбытием обоих учителей греческого языка и не нахождением новых, преподавание его само собою прекратилось. В настоящее время преподавание идет по следующей программе:

  1. Славянский язык. Чтение Псалтыря, Часослова и Евангелия, с переводом некоторых глав на русский язык.
  2. Закон Божий. Понятие о Боге, Ангелах, молитве и проч. Св. история Ветхого и Нового Завета. Все общеупотребительные молитвы с подробным объяснением и переводом их на русский язык. О молитве Господней, о символе веры, о десяти заповедях. О православном храме и богослужении подробно.
  3. Русский язык. Грамматическое знание языка и легкие виды сочинений.
  4. Арифметика. Целые числа, дроби простые, десятичные. Решение задач, относящихся к тройному правилу, без помощи пропорций, посредством приведения к единице. Понятие о процентах. Беглое производство сложения и вычитания на русских торговых счетах.
  5. География. Земля, как планета. Краткое обозрение всех частей света. Подробное обозрение российской империи.
  6. Черчение. Черчение геометрических фигур и дальнейшее упражнение в черчении с целью развития глазомера, вкуса и творчества учащихся.
  7. Пение. Нотное церковное пение и хоровое светское.
  8. Военная гимнастика.

Мариупольское приходское училище непосредственно подведомственно Министерству Народного Просвещения. Назначение служащих лиц вначале зависело от Училищного Комитета  Императорского Харьковского Университета. Жалование положено было: учителям по 600 руб., из коих собственно жалования 450 руб. и квартирных 150 руб., помощникам же: одному – греческого языка 400 руб., из коих 300 жалования и 100 квартирных, другому -–русского языка – 300 руб., из коих жалования 200 и квартирных 100. Впоследствии плата была изменена: старший учитель получал 300 руб. и квартиру, младший учитель русского языка – 150 руб., а учитель греческого языка до 300 руб. В настоящее время старший учитель получает 500 руб. и квартиру при училище, состоящую из двух комнат, младшие же учителя получают по 300 руб. Смотритель, а впоследствии Надзиратель училища избирался обществом и был без жалования. Обучение шло бесплатно. Некоторые родители, ввиду затруднительного положения училища, делали взносы в виде пожертвований. В 1832 г. было предписано взимать с учащихся плату в 2 руб. 50 коп. однажды в течение всего курса и завести шнуровую книгу для записывания получаемых денег: бедных же освобождать от платы. Впоследствии плата была отменена.

Первыми учителями были: для греческого диалекта – иностранец М.А. Мазараки, а для российского отставной артиллерии поручик Ст. Коленда. В формуляре первого сказано: обучался в Смирнской гимназии физике, математике, философии и древней греческой словесности. Точно также и все последующие учителя греческого диалекта были иностранцы из Греции и Турции. Из них особенно заслуживают быть упомянутыми Петр Иорданович Яжиджи, Париси, Иорданов и Марио. Мазараки пробыл учителем до 1829 года. В означенном же году он оставил службу, приняв духовный сан. В прошении об увольнении, поданному им смотрителю училища, он говорит следующее: «Его Преосвященство Екатеринославский Епископ Гавриил, бывши в г. Мариуполе, приглашал меня вступить в духовное звание. Не получив по то время никакого награждения за службу, я чувствовал, что должно переменить оную и на приглашение Его Преосвященства изъявил свое согласие. Теперь же прошу Вашего Благородия исходатайствовать мне увольнение от занимаемой мною учительской обязанности и за восьмилетнюю при сем училище службу наградить меня аттестатом и формулярным списком». Впоследствии Мазараки был Смотрителем Духовного Мариупольского Училища. Петр Иорданович Яжиджи из иностранцев греческой нации, как значится в формуляре, состоял учителем с 1828 г. по 1837 г., по день своей смерти, ему были устроены торжественные похороны. Ученики под надзором учителей провожали гроб в церковь, а затем на кладбище. В церкви при отпевании были произнесены две речи: одна учителем греческого языка на греческом языке, ругая учеником 2-го класса Д. Константиновым на русском языке. Из учителей русского диалекта наиболее заслуживают внимания: Кунахов и Косогубов. Кунахов состоял в должности учителя с 1824 по 1851 год. Из формуляра его видно, что он из дворян Екатеринославской губернии, обучался первоначально в Одесской Коммерческой Гимназии, а потом в Ришельевском лицее, но курса не кончил. Служил в Одесском Променной Банковской Конторе в звании копииста. Старший учитель Косогубов, сменивший Кунахова, состоял на службе по 1890 год и сделал много для приведения училища в порядок, за что был постоянно отличаем начальством. В настоящее время состоят: старшим учителем – имеющий свидетельство на звание городского приходского училища И.И. Дахнов и младший О.В. Масляников, воспитанник Корочанской Александровской гимназии и П.П. Волков, воспитанник Преславской учительской гимназии.

Преподавание Закона Божьего вначале производилось теми же учителями, хотя училище в 1823 году обращалось в Мариупольское Духовное правление с просьбой назначить для обучения Закону Божьего духовное лицо, знающее по-русски и по-гречески, но Правление ответило, что без разрешения своего начальства не может этого сделать, а затем училище ходатайства не возобновляло, тем более, что жалованья для законоучителя положено не было. В 1841 году Штатный Смотритель Таганрогского училища Лукьяненко, производя ревизию училища, заявил Надзирателю оного о необходимости озаботиться приисканием для преподавания Закона Божьего, на что Надзиратель училища, по отъезде Лукьяненко, через некоторое время донес ему, что на неоднократное приглашение духовных особ, проживающих в г. Мариуполе, заняться обучением Закона Божьего во вверенном ему училище никто согласия не изъявил. Наконец, в 1843 году, по ходатайству Директора Таганрогской Коммерческой Гимназии, был назначен законоучителем священник Рождество-Богородичной, что на Карасьевке, церкви Илья Леонтьев, впоследствии протоиерей соборной Харлампиевской церкви исполнявший означенную должность много лет бесплатно. В 1849 году он оставил должность в училище вновь осталось без законоучителя, так как священники, на предложение Надзирателя училища занять должность учителя, изъявляли согласие не иначе, как с платой по 150 руб. в год. В 1852 году согласился принять должность законоучителя священник соборной Харлампиевской церкви Илья Юрьев, впоследствии протоиерей Мариинской Успенской церкви. В 1857 году ему была назначена плата в 100 руб., но выше мы уже видели, как неаккуратно она выплачивалась. В 1869 году Юрьев оставил должность и вместо него был назначен священник соборной церкви Митрофан Чентуков, а через год его заменил священник Марии-Магдалиновской церкви Прокопий Орловский, преподававший до 1881 года. Затем преподавали светские лица до 1889 года, когда законоучителем был назначен священник церкви Духовного училища Николай Иванов, ныне священник Марии-Магдалиновской церкви, состоящий и по настоящее время законоучителем. Жалованья получает 150 руб.

Смотритель училища, а впоследствии Надзиратель оного Леонт.  Фед. Калери состоял в означенной должности с основания училища по 1848 г. В означенном году вышел в отставку и вместо него был выдран купец Константин Попов. В 1865 г. Попов отказался от этого звания и училище осталось под надзором старшего учителя Семена Косогубова, так как на приглашение к занятию должности Надзирателя училища с обязательством ежегодного взноса в пользу училища никто из горожан не согласился. В 1867 году была учреждена при училище должность почетного блюстителя, каковым был выбран купец А.И. Чабаненко, ежегодно взносивший в пользу училища 100 руб. После него почетным блюстителем состоял 2-й гильдии купец Яков Антонович Пичахчи, а с 1884 года состоит таковым Ф. Н. Мелеков.

Количество учащихся в училище до тридцатых годов постоянно увеличивалось. Так в 1820 г. их было 30, в 1821 г. – 49, в 1822 г. – 95, в 1823 г. – 81, в 1824 г. – 76, в 1825 г. – 75. В 1826 г. – 87, в 1827 г. – 85. В 1828 г. – 91, в 1833 г. – 87 (из них: об.-оф. детей – 16, куп. – 14, мещ. – 50 и пос. — 7. В 1-м классе рус. яз – 26, во 2-м классе также рус. – 22, а в 3-м классе греч. – 39), в 1834 г. – 109. С этого года вследствие известного отношения общества и, главным образом, направил его к училищу число учеников начинает уменьшаться. В 1835 году было 91 уч., в 1836 г. – 65, в 1838 г. – 576, в 1843 г. – 56 (из них: двор. – 2, куп. –7, мещ. – 41, посел. — 6), в 1850 г. – 53. Затем число учеников вновь начинает возрастать. Из отчета старшего учителя за 1860 г. усматриваем, что число учеников было 93, в том числе: двор – 2, об.-оф. детей – 3, куп.  – 5, мещ. – 55, посел. – 9, казен. крест. – 3, казач. Сосл. – 7, иностр. – 3, кантонистов – 6. Общее число учащихся относится к числу жителей Мариуполя, как 1 к 26. В 1861 г. учеников было 86, в 1862 г. – 98, в 1863 г. – 96, в 1864 г. – 74, в 1874 г. – 112, в 1881 г. – 127. Что касается распределения учеников по национальностям, то в первые годы существования училища в нем обучались лишь

греки, с появлением же русских в городе стали поступать в училище и русские. По мере увеличения числа русских в городе и число русских детей в училище увеличивалось, так что в пятидесятых годах русские составляли уже половину всех учащихся; в 1875 г. из 96 учеников греков было 45; а теперь число греков составляет весьма незначительное количество. В настоящее время всех учащихся 76. По вероисповеданию православных – 73 и евреев – 3, по сословиям: мещан – 56, дворян и чин. – 3, почетных граждан – 1, каз. сосл. – 1, нижн. чин. – 10, крестьян – 4 и иностр. – 1.

При открытии училища были присланы из Таганрогского Училищного Ведомства книги для учреждения библиотеки на сумму 145 руб. 57 коп. В виду интереса приводим заглавие некоторых книг:

  1. Тимковский – «Опытный способ к философическому познанию Российского языка».
  2. Успеский – «Опыт повествования о древностях русских».
  3. Могилевский – «Российская риторика».
  4. Кукольник – «Начальные основания Римского гражданского права».
  5. Шаде – «Начальные основания философии».
  6. Фенелон – «Разговоры мертвых».
  7. Шредер – «Физика».
  8. Блуменбах – «Естественная история» ( в 3-х частях).
  9. «Правила для общежития» (в 5-ти частях).

10.  «Наука о торговле» и др.

Затем следуют грамматики: Кронеберга латинская, Пиллера итальянская, греческая, изданная Моск.-слав.-гр.-лат. академией и др. В 1828 г. библиотека состояла из 97 книг и учебных пособий, в 1833 г. – из 80 названий, в 1850 г. – из 66 названий в 105 том., в 1881 г. – из 155 названий в 197 том.. на сумму 369 руб. 12 коп. В настоящее время библиотека и учебные пособия находятся в следующем положении: библиотека учительская состоит из 217 названий в 499 том., детская – из 266 названий в 332 томах. Учебные пособия: глобусов – 2, теллуриев – 2, картин по истории русской – 87, картин по св. истории – 49, картин по естествоведению – 20, географических карт 19. Что касается учебных книг, то училище получало их по предъявлению требования от Директора Таганрогской Коммерческой Гимназии, которому отсылало за них деньги и само уже продавало ученикам. Приводим заглавия книг, по коим шло обучение, и цены на них:

  1. «Правила для учащихся» — 37 коп.
  2. «Букварь российский» – 30 коп.
  3. «Арифметика», ч. 1 – 65 коп. и ч. 2 – 85 коп.
  4. «Букварь греческий» — 30 коп.
  5. «Священная история» — 1 руб. 25 коп.
  6. «Краткая история государства российского» — 1руб. 10 коп.
  7. «Изъяснение Евангелия» — 1 руб. 40 коп.
  8. «Краткое землеописание российской империи» — 1 руб. 50 коп.

При основании своем училище, как мы говорили, было подчинено ведению дирекций Таганрогских училищ и находилось в ведении Харьковского университета.

В 1833 году Екатеринославская губерния была подчинена Попечителю Одесского Учебного Округа, а потому и училище перешло в ведение того же округа вместе с Таганрогской дирекцией. В 1840 году училище было подчинено наблюдению Штатного Смотрителя Таганрогского Уездного Училища, так как во 2-м классе была введена метода взаимного обучения по образцу уездных училищ. В 1867 г. Александровский Уездный Училищный Совет принял училище в свое ведение, переименовав училище в школу, а старшего учителя в наставника оной; наблюдение же за преподаванием Училищный Совет поручил известному педагогу барону Корфу, который 25 октября того же года известил старшего учителя, что земское собрание избрало попечителем школы Я. К. Домонтовича. Но город не согласился на подобное подчинение училища Училищному Александровскому Совету и, хотя барон Корф и убеждал городское общество, что от подобного подчинения училище выиграет, тем не менее город стоял на своем и в 1869 г., вследствие последовавшего разъяснения со стороны Министерства Народного Просвещения о том, что означенное училище по своему типу не подлежит ведению Училищного Совета, была восстановлена зависимость училища от директора Таганрогской Гимназии. С уничтожением в 1870 году отдельного Мариупольского округа училище было подчинено дирекции народных училищ и вошло в район Ростовского Инспектора Народных Училищ. С отчислением же в 1887 году Ростовского уезда в Харьковский округ училище состоит в районе Инспектора Народных Училищ Александровского и Мариупольского уездов (3-й район), местопребыванием которого служит Мариуполь, и, таким образом, училище находится под постоянным наблюдением ближайшего начальства.

Училище удостаивалось посещения многих высокопоставленных особ. Дважды посетил училище Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор светлейший князь М. С. Воронцов: в сентябре 1833 г. и в марте 1835 г. В первое посещение приняв рапорт, от смотрителя училища вместе с запиской по предмету переименования училища из приходского в уездное, Его Сиятельство «произнес хвалу нашему министру и объявил, что будет стараться об улучшении сего училища». 14 октября 1843 года осматривал училище сенатор Жемчужников, о чем смотритель училища доносит директору Таганрогской Коммерческой Гимназии следующее: «14 октября сенатор Жемчужников посетил училище. При обозрении классов он обратил внимание на русский язык: двум ученикам предлагал вопросы по русской грамматике, прилежным ученикам оказал ласки слабого по успехам, который, по предложению Его Превосходительства, указан учителем русского языка поощрял к учению. Пробыв 15 минут и пожелав успеха, вышел». 26 октября 1857 года посетил училище знаменитый наш педагог Н. И. Пирогов, бывший тогда Попечителем Одесского Учебного Округа.

Постоянно посещали училище также Таганрогские градоначальники во время приезда в Мариуполь. О некоторых посещениях сохранились более подробные сведения. В 1822 году посетил училище Таганрогский градоначальник Шафус. «Встречен был речью от учителя и от учеников на русском диалекте», как сказано в донесении смотрителя директору Таганрогской Коммерческой Гимназии. Затем делал испытание ученикам и выразил удовольствие. Уходя, пожертвовал 50 рублей. В 1827 году посетил училище Таганрогский градоначальник Дунаев. Он осмотрел классы и велел Градской Думе произвести в училище ремонт. По отъезде его были сделаны необходимые исправления, причем был составлен план надворного места и фасад здания, для чего был приглашен из Таганрога помощник архитектора Патрико.

Что касается ревизий училища начальством, то в стенах училища перебывали и попечители и профессора, и окружные инспекторы. Почти ежегодно училище ревизовалось директором Таганрогской Коммерческой Гимназии или, по поручению его, штатным смотрителем Таганрогского Уездного Училища, а иногда и учителями Таганрогской Коммерческой Гимназии. Многие из ревизий интересны в том отношении, что рисуют постановку дела преподавания в училище. Приведем наиболее заслуживающие внимания. В 1831 г. ревизовал училище профессор Харьковского университета к.с. В. Комлишенский. В отчете его читаем: «заведение сие находится в весьма хорошем состоянии, ученики высшего отделения оказали весьма хорошие сведения в российской грамоте, арифметике и географии российской»; успехи их в истории можно было бы почесть также хорошими, если бы они приучались к порядочному пересказу происшествий, а не придерживались бы от слова до слова выученного из книги; впрочем, учитель сего класса Кунахов в сем отношении заслуживает всякую похвалу и одобрение за трудолюбие и ревность к службе, доказанную вышеупомянутыми успехами учеников. Особенно считаю обязанностью объявить мою признательность смотрителю училища (т. е. Калери). Усердию коего к пользам народного просвещения обязано училище сие своим существованием. А деятельным присмотром и до ныне поддерживается в надлежащем устройстве, о чем мне приятно будет довести до сведения Университета. В 1833 году ревизовал училище исполняющий обязанности директор Таганрогской Коммерческой Гимназии Калиновский. Осмотрев училище, он нашел, что оно по внутреннему расположению не соответствует своему назначению, к тому же требует починки, классная же мебель совершенно негодна. Указанные недостатки было приказано немедленно исправить. Была составлена смета в 933 руб. и в том же году все было приведено в порядок, причем мебель была сделана новая. В феврале 1834 года выбранная Городской Думой комиссия из 4 лиц освидетельствовала здание и нашла все исправленным сообразно смете, прочно и из хорошего материала. В октябре 1836 г. произвел ревизию училища Инспектор Казенных Училищ Одесского Учебного Округа П. В. Архангельский. В отчете его читаем: «Мариупольское Приходское Училище имеет помещение в удобном приличном месте, разделяется на два отделения и состоит из 65 учеников, которые в 1-м отделении учатся читать по-гречески и по-русски, а во 2-м некоторые продолжают тоже с присоединением словаря их языков, а другие учат св. историю, краткий катехизис, арифметику и даже начала русской грамматики; сверху того занимаются и чистописанием. В 1-м отделении успехи есть, но малы и медленны от того, что способ учения не ланкерстерский, во 2-м же ученики успевают хорошо. Пособиями училище снабжено в достаточном количестве по старанию смотрителя Л. Ф. Калери; опрятность, чистота и вообще порядок в училище. Учитель русского языка и арифметики Кунахов отлично усердный наставник, равным образом и учителя  греческого языка Париси и Яжиджи усердны к своим обязанностям».

27 июня 1843 года на публичном акте в училище присутствовал директор Таганрогской Коммерческой Гимназии Флоренцов. На означенном акте говорили речи, читали стихотворения и басни на русском и греческом языках, затем старший учитель русского языка прочел отчет за 1843-1844 уч. год, а директор Таганрогской Коммерческой Гимназии раздавал награды ученикам, отличившимся в успехах и благонравии. На акте присутствовали две духовных особы, пять чиновников и человек десять Мариупольских граждан.

В 1845 г. проездом через Мариуполь посетил училище Попечитель Одесского Учебного Округа М. Н. Бугайский. В рапорте от 3 сентября того же года за № 57 Надзиратель училища сообщает директору Таганрогской Коммерческой Гимназии: «2 сентября Его Превосходительство Г. Попечитель Одесского Округа проездом через Мариуполь в 1 час по полудни изволил посетить Мариупольское Приходское Училище; остался доволен, экзаменовавши в 1-м классе, в 1-м и 2-м отделении его, чтению, письму и арифметике».

10 марта 1852 года училище было осмотрено К. С. Копыскиным, который по соглашению Министерства Народного Просвещения и господина государственного контролера, был командирован с двумя помощниками в Екатеринославскую губернию для проверки нв месте счетов за 1847 год и обозрения порядка ведения текущих счетов и наличности училищных капиталов. Три раза ревизовал училище Инспектор Казенных Училищ Одесского Учебного Округа с.с и кав. Ф. И. Ляликов: в 1845 г., в 1851 г., в 1853 г. В 1860 году посетил училище Попечитель Одесского Учебного Округа д. с. с. Могилянский, а в 1891 г. нынешний Попечитель т.с. Х. П. Сольский.

К числу особенных годов, пережитых училищем, следует отнести 1855-1856 гг. В 1855 году по случаю военных действий и угрожавшей городу бомбардировки большинство жителей города выехало в соседние селения, а потому учение в училище прекратилось до экзаменов. 24 мая неприятель бомбардировал город, затем высадил десант и сжег несколько магазинов и домов, но училище, как доносит надзиратель его директору Таганрогской Коммерческой Гимназии, по милости Божьей осталось неприкосновенным, хотя неприятель в училищном дворе и трое, по-видимому, офицеры, обошли и обозрели весь дом. Письменные дела и книги из библиотеки были еще раньше отправлены в ближайшее селение Сартану, мебель же оставалась на месте и сохранилась благополучно. с 20 сентября 1855 г. по 26 апреля 1856 г. училищный дом был занят военно-временным госпиталем, а училище должно было устроиться в наемном доме, в каковом учение началось лишь 1 декабря 1855 года, когда опасность окончательно миновала. В апреле месяце 1856 г. военно-временный госпиталь освободил училищный дом, который был отремонтирован и вновь занят училищем.

Заканчивая этим историю училища, считаем долгом сказать: в виду того, что училище занимает дом, в котором имел пребывание Император Александра I, город обязан хранить этот дом в неприкосновенности, как исторический памятник (хотя пристройки в нем и сделаны, но они не особенно сильно изменили его первоначальный вид); далее – привести в исполнение приговор 8 июня 1818 года о наименовании училища Александро-Мариупольским (в народе до последнего времени училище именовалось падишах-схолясы – царская школа) и, наконец, если для училища чувствуется необходимость в более обширном помещении, то, переведя училище в новое здание, означенный дом удобнее всего было бы обратить в музей.

(Окончание следует)

Напоминаем, что при размещении текста на других сайтах, не забывайте о ссылке на «Старый Мариуполь».

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий