ШКОЛА НА КАРАСЬЕВКЕ

Вторник, Апрель 5th, 2011

Краткий очерк истории Мариупольской общеобразовательной школы № 11

Прежде чем начать повествование об истории одиннадцатой общеобразовательной школы, одной из старейших в Мариуполе, стоит, наверное, вспомнить о Карасьевке – районе нашего города, в котором она находится.

В 1780 году православные греки, предводительствуемые митрополитом Игнатием, после долгого путешествия, наконец, осели в Северном Приазовье. Большинству своих селений на новом месте они давали имена тех крымских городов и сел, которые покинули. Так под Мариуполем появилось предместье Карасу-Базар, основанное выходцами из одноименного крымского поселения. Это были мелкие торговцы, кожевники, мастера по выделке сафьяна, сапожники и кузнецы.

Мало-помалу Карасу-Базар слился с городом. С середины девятнадцатого века в Мариуполе начали селиться украинцы и русские, постепенно непривычное для их уха тюркское название было преобразовано в Карасьевку.

Еще в 1780 году митрополит Игнатий заложил и основал в приазовском Карасу-Базаре церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы. В народе она была известна как Карасьевская. Сейчас этого храма нет, он был взорван воинствующими безбожниками в середине тридцатых годов. А до этого варварского деяния он стоял на Таганрогской улице (ныне улица Артема) против школы, на месте которой теперь расположилось здание налоговой администрации Жовтневого района. Вокруг церкви простиралась Косьмо-Дамиановская площадь, ее в просторечии называли Карасьевкой.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы, кроме святынь, находившихся в ней, примечательна еще и тем, что под ее сводами был крещен уроженец Карасьевки гениальный художник-пейзажист Архип Иванович Куинджи. Там же, 23 июля (4 августа) 1875 года он был повенчан с Верой Елевтерьевной Шаповаловой. Именно этой церкви Архип Иванович завещал десять тысяч рублей на строительство в Мариуполе школы его имени. Есть все основания считать, что воля художника не была исполнена.

Первое учебное заведение на Карасьевке появилось более чем через сто лет после основания этого предместья. В книге «Мариуполь и его окрестности» (1892 год) сказано, что карасьевцы обратились в 1880 году к властям с просьбой об открытии школы для обучения их детей грамоте. Но пожелания эти из-за отсутствия необходимых средств не были удовлетворены.

Лишь в 1883 году сыновья и дочери карасьевских жителей вошли в одноэтажный, приземистый дом, где им предстояло обучаться чтению, письму и началам математики.

В отчете мариупольской уездной земской управы за 1884 год дано описание первой карасьевской школы. Она состояла из двух комнат, общая площадь которых составляла 130 квадратных аршин (65.75 кв. метров). Размеры первой комнаты были: длина – 10 аршин (7.1 м), ширина – 7 аршин (около 5 м), размеры второй комнаты соответственно: 9 аршин 13 ½ вершков (около 7 м) и 5 аршин 14 вершков (чуть более 4 метров). Высота помещений – 3 аршина 1 вершок (2 метра 17 сантиметров). В этом же документе отмечалось, что в школе полы были «совсем плохи», что в зимнюю пору из погреба дуло.

В 1892 году, или чуть раньше, Мариупольская городская дума ходатайствовала перед вышестоящими властями о присвоении школе имени митрополита Игнатия. Точную дату удовлетворения ходатайства установить не удалось, но то, что, по крайней мере, в 1905 году она уже именовалась Игнатьевской, подтверждается документами Мариупольский уездной земской управы.

Кстати, из этих документов можно узнать, что на 1906-1907 учебный год в нее были назначены (такое назначение происходило ежегодно): попечителем – Илья Эммануилович Юрьев, законоучителем священник Николай Иваницкий, заведующей – Феона Ивановна Фидровская, учителями – Евфимия Власьевна Котова, Никита Федорович Осадчий и Екатерина Фотиевна Калогномос. Попутно скажем, что упомянутая здесь Е.Ф. Калогномос – старшая сестра легендарного мариупольского врача Диомида Фотиевиса Калогномоса.

В 1905-1906 учебном году в школе на четырех отделениях (отделение в нашем понятии — класс) обучалось 249 детей: 136 мальчиков и 113 девочек. Однако далеко не всем ученикам удавалось пройти полный курс обучения. Из переведенных в начале учебного года в четвертое (выпускное) отделение 20 мальчиков только 13 «дотянули» до получения документа о начальном образовании, а из 21 девочки – лишь девять.

Почему же ребята бросали учебу? В описываемые времена шесть, семь или даже десять детей вовсе не были редкостью. И далеко не всех чад родители могли обеспечить зимней одеждой и обувью. Потому-то с наступлением холодов в классах становилось меньше учеников. Но главная причина все же состояла в том, что детям приходилось очень рано начинать зарабатывать себе на хлеб насущный, помогать семье. Многие отцы семейств считали, что умение читать, сносно писать и производить простейшие арифметические действия  вполне достаточно для простого человека. Поэтому десятилетних-двенадцатилетних мальчиков отдавали в услужение состоятельным ремесленникам и лавочникам, а девочки такого же возраста становились няньками. Какая уж тут учеба?

В разные годы учебное заведение на Карасьевке называлось по-разному. В Адрес-календаре «Весь Мариуполь» за 1910 год находим: Городское начальное училище имени митрополита Игнатия (Карасьевское 1-е). Как это часто бывает, изменение в названии не обязательно сопровождалось изменениями по существу. Как и раньше здесь преподавали Закон Божий, русский и церковно-славянский языки, арифметику, географию, природоведение и пение.

В 1908 году в Карасьевке была открыта еще одна школа – Игнатьевская 2-я. В одном старинном источнике сказано, что «образовалась она из вечерней самостоятельной школы, помещавшейся в здании Игнатьевской 1-й земской школы».

Игнатьевская (Карасевская 1-я) помещались в одноэтажном здании на Косьмо-Дамиановской площади в непосредственной близости от церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Здание это, правда, многократно перестроенное, существовало еще в 1968 году. Позже на его месте ремонтно-строительный трест выстроил себе двухэтажную контору, которую теперь занимает уже упоминавшаяся Налоговая администрация Жовтневого района. Строение, о котором здесь идет речь, имеет адрес ул. Артема, 93.

После революции, в 1918 году Игнатьевская школа утратила собственное имя и получила порядковый номер. Теперь она стала одиннадцатой начальной. К тому времени в ней было пять классных комнат. В 1928 году ее преобразовали в семилетку.

Через какое-то время после разрушения Карасьевской церкви на пустыре рядом со старым школьным зданием, где зимой школьники устраивали каток, началось строительство четырехэтажного корпуса. 1 сентября 1938 года его двери распахнулись перед учениками, которые занимались в семилетней школе № 11 и ребятами близлежащих кварталов. Тогда был произведен набор с первых по восьмые классы. Восьмых классов было два. Первым директором школы-новостройки назначили преподаватели истории Марию Мироновну Джеломанову. Известно, что в 1968 года она была еще жива.

19 июня 1941 года в школе на Карасьевке состоялся выпускной бал десятиклассников – первый после открытия нового здания. Его участники, дожившие до наших дней, запомнили его светлым, радостным и веселым… А через три дня началась война.

Выпускница сорок первого года Надежда Соломоновна Волошинова (Гершензон) по крупицам собрала материалы о судьбах своих одноклассников. От нее довелось узнать, что Марк Пурмель и Фридель Сонкин ушли на фронт в первые дни войны и оба погибли: Марк в ее первый месяц, Фриделя сразила вражеская пуля в ее последний день – 9 мая 1945 года. Отважно сражались на фронте: Валентин Малащенко, Николай Авенгоз, Виктор Сопин, Борис Пикельный, Вера Грушевская, Владимир Захаров, Михаил Морозов, Александр Алдуров. Большинство из них получили в боях с врагом тяжелые ранения, контузии.

Бася Френкель, Шура Фрайман, Дуся Бержигал вместе с преподавателем химии, первым завучем школы № 11 Кларой Моисеевной Шнейдерман и учительницей географии Фаиной Яковлевной Гринберг разделили трагическую участь мариупольских евреев, расстрелянных гитлеровцами в октябре 1941 года у противотанкового рва близ поселка Агробаза.

Из тех выпускников сорок первого года, которых пощадила война, получились достойные люди. Валентин Малащенко – доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой Ростовского педагогического университета, Борис Пикельный и Нина Остапенко – руководители предприятий, Ефросинья Московцева, Дора Торговицкая, Лидия Фишер, Надежда Родионова – учителя, Надежда Волошинова – врач, Владимир Захаров, Николай Авенгоз, Вера Грушевская, Виктор Сопин – инженеры, Ксения Адамова и Евдокия Морозова — экономисты.

И еще одни воспоминания, относящиеся к периоду Великой Отечественной войны. Ими поделилась Ольга Гавриловна Ротанева, которая долгие годы жила на улице Шевченко неподалеку от одиннадцатой школы и работала в ней техничкой. Приведем их в том виде, в котором они были зафиксированы на бумаге в конце шестидесятых годов.

«С первых дней войны в школе был развернут госпиталь. С первых дней оккупации гитлеровцы устроили вместо него лагерь советских военнопленных. Местных жителей к нему не подпускали. Из окон близлежащих домов было видно, как из здания ежедневно выносили по 30-40 мертвых пленных. Их хоронили тут же, во дворе школы, слегка забрасывая землей. Мы часто слышали крики истязаемых и умирающих. Узники, выглядывая из окон, просили хлеба и воды.

Позже оставшихся в живых обитателей лагеря переместили в еще более ужасное место – бывший учебный комбинат завода имени Ильича, где содержались тысячи пленных бойцов и командиров Красной Армии. В освободившееся здание на какое-то время въехал немецкий штаб. А после в школе устроили склад зерна. Все классы были засыпаны кукурузой, просом, пшеницей. И так было до отступления оккупантов в сентябре 1943 года. Перед уходом они подожгли школу. Загорелись деревянные перекрытия, а потом рухнули под грузом почерневшего от огня зерна».

Вскоре после освобождения Мариуполя занятия в 11-й школе возобновились. Она как бы вернулась к своим истокам. Теперь это была начальная школа, разместившаяся в одноэтажном здании, где она находилась до 1938 года. Благо, огонь его пощадил. Один из ее учеников той поры – В.Г. Хараман, который впоследствии окончил металлургический институт, стал ведущим специалистом по технологии литейного производства в концерне «Азовмаш». Виктору Гавриловичу запомнилась классная комната, переполненная ребятней, сидевшей за табуретками, наскоро подремонтированными столиками и еще Бог знает за чем. В комнате учительница вела урок одновременно и для первоклассников и для второклассников. Пока младшие ребята, например, усердно вырисовывали «палочки» и «крючочки», их старшие товарищи  слушали объяснения своей наставницы по правилам правописания.

Выпускница Мариупольского педагогического училища Мария Ефимовна Кононова пришла в школу на Карасьевке в 1946 году. С той поры и до сегодняшнего дня ее жизнь посвящена этому учебному заведению. Вот, что она поведала: «то был обычный дом, который состоял из четырех комнат. Заведующей была Софья Осиповна Вереева, с которой я работала лет пять. Я приняла второй класс. Возраст детишек был от восьми до одиннадцати лет. А в третьем и четвертом классах встречались и пятнадцатилетние ученики. Их учебу прервала оккупация.

В 1948 году пришло распоряжение передать помещение детскому дому. Привезли из города Сталино (так тогда называли Донецк) большую группу детей разного возраста, а нас расселили по другим школам. Мы немного работали в 4-й школе, сейчас там находится Дом учителя, потом в 5-й школе, в ней теперь размещается Жовтневый РОВД. Позже мы около двух лет «квартировали» в только что восстановленной школе № 36. Все это время нашу школу отстраивали. Только в 1951 году она открыла двери перед детьми нашего района. Ее первый и третий этажи заняли мы, а второй и четвертый – ученики и педагоги украинской школы № 35. До 1953 года наша школа была семилеткой. В следующем, 1954 году, наши соседи обрели собственное здание, а мы заняли все этажи.

Что мне запомнилось из первых послевоенных лет?

Во-первых, острое желание детей учиться. Хотя условия для учебы были, прямо скажем, неважные. Не хватало учебников, тетрадей, других письменных принадлежностей. Писали между строк на газетах, на обороте листов, вырванных из старых канцелярских книг, на клочках обоев. Для чтения использовались листки старых календарей, довоенные детские книжки-брошюрки. Чернила делали, растворяя в теплой воде стержни химических карандашей. А у кого их не было, делали чернила из бузины. Чудом сохранившиеся стальные перья  были предметом особой заботы. Бывало, закончатся письменные занятия, ребята извлекут перышки из ручек, вытрут тщательно тряпицами, сложат в коробочки. Все это делалось, чтобы перья не ржавели, не тупились и подольше служили. Не менее аккуратно школьники того времени обращались с карандашами, вернее, с их огрызками. Новый карандаш в полуразрушенном Мариуполе был редкостью.

Во-вторых, мягко выражаясь, трудности  с питанием. Чтобы хоть как-то поддержать детей, им выдавали ежедневно по маленькому кусочку хлеба, размером он был чуть больше спичечного коробка. Развешиванием хлеба занималась одна из учительниц. Кроме того, ребята получали по одной столовой ложке сахара-пека. Иногда эта норма увеличивалась вдвое.

Как и все учебные заведения бывшего Советского Союза, школа на Карасьевке за свою историю определила множество новаций, реформ и преобразований. Так, в 1961 году, она стала одиннадцатилеткой и получила замысловатое название «трудовой политехнической».

Этапным в истории не только 11-й школы, но и всего среднего образования Мариуполя, был период с 1965 по 1980 год, когда ее преобразовали в английскую. Именно в 1965 году начали принимать в первые классы необычного, по тем временам, учебного заведения детей со всего города. В педагогический коллектив влились одаренные педагоги-лингвисты. Кстати, именно в этот период училась в 11-й школе Зоя Борисовна Борух, ставшая потом преподавателем  английского языка, а сегодня – директором школы № 11.

Школе есть, кем гордиться. Среди ее учащихся послевоенных лет профессор ПГТУ Борис Каргин, кандидат филологических наук Елена Гусева, кандидат медицинских наук Ирэн Шангелия, доцент, кандидат технических наук Марина Рябикина, первый олимпийский чемпион независимой Украины Вячеслав Олейник, врачи: Владимир Каменев, Элеонора Пироженко, Александр Коник, талантливые инженеры, педагоги, высококвалифицированные рабочие, медицинские сестры…

Основой всякого учебного заведения является педагогический коллектив. В 11-й школе во все времена он был великолепным. Жаль, что в небольшой статье невозможно назвать всех педагогов, которые на протяжении десятилетий посвящали свою жизнь благороднейшему труду обучения и воспитания детей.

Утешает лишь мысль, что добрая память о них навсегда сохранилась в душах их питомцев.

Автор благодарит Р.П. Божко, Р.И. Саенко, Т. М. Юденкову, М.Е. Кононову, Н.С. Волошинову за помощь, оказанную при подготовке брошюры.

Сергей Буров

Мариуполь, 1998 год

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий