Старая газета

Вторник, Апрель 19th, 2011

Давным-давно ушли в мир иной люди, встречавшие Новый, 1900 год, стерты с лица земли православные храмы и костел, украшавшие некогда Мариуполь, обветшали дома, бывшие в те времена новостройками, город перенес пожар, учиненный гитлеровцами при отступлении в начале сентября 1943 года, а газеты – хрупкие, пожелтевшие листы бумаги, жизни-то которым было отмерено день-другой, остались, Ко­нечно, не все: матушка-история тщательно отсевает зерна от пле­вел. Вот восемьдесят восьмой номер «Мариупольского справочного листка» за 11 августа 1900 года дошел до наших дней. Дошел, потому что хранился в семейном архиве Даниловых, хранился сто девять лет. Сейчас он у доцента Приазовского государственного тех­нического университета Сергея Сергеевича Данилова.


Дело в том, что на второй странице «Мариупольского справочного  ли­стка», о котором здесь идет речь, была напечатана заметка, касающаяся го­родской больницы, а в ней лестный и, как свидетельствуют другие источники, вполне заслуженный отзыв о ее заведующем — докторе И.И. Данилове — дедушке Сергея Сергеевича. Вот почему так бережно обращались со старой газе­той и передавали ее из поколения в поколение. На рубеже XIX и XX веков в Мариуполе Илью Ильича Данилова знали и стар, и млад. И как прекрасного врача, и как одного из организаторов городской больницы (сейчас она носит номер 3), и как многолетнего заведующего этим учрежде­нием. Не пожалеем газетной площади и приведем здесь строки из упомянутой заметки: «Доктор И.И.Данилов – образцовый труженик. Его энергии и добросовестности в исполнении принятых им на себя обязанностей нет предела. Но непомерный труд может источить энергию, сокрушить идеально могучие нравственные силы. Городская управа должна понять это и дать заведующему больницей доктору помощника – другого доктора». Дали самоотверженному врачу помощника или – нет, нам, к сожалению, установить не удалось.

А сейчас давайте полюбопытствуем, о чем еще писала мариупольская газета конца XIX века. Кстати, сообщим, что ее первый номер вышел в свет 15 января 1899 года. Первая и последняя страницы четырехполосного издания формата нынешнего «Приазовского рабочего» были целиком и полностью от­даны рекламе. Мариупольцам предлагалось «пильзенское пиво» наследников Боте из Екатеринослава, в мануфактур­ном магазине Левина — остатки товаров со скидкой 30%, у Кипмана на Екатерининской улице — велосипеды, пишущие машинки «Ремингтон» и швейные машины «Зингер», весы «Фербенкс», множительные аппараты Эдисона, столы-бюро «Дерби», несгораемые кассы, мимеографы (так в старину называли известные нам ротаторы) и многое другое, увы, как и сейчас, все больше импортного производства.  Справедливости ради, нужно привести объявление и отечественного производителя: «Антон Бабек: земледельческие орудия и машины, грузовые дроги, брички, арбы, экипажи, чугунное и медное литье, устройство и постановка балконов, памятников, решеток и прочее»…

Мариупольская таможня объявляла торги огнеупорного кирпича и стали. Кто-то пытался провезти контрабанду: не удалось. Анонсировались концерты симфонического орке­стра под управлением М.Я. Свердлова в Александровском парке, — на месте этого некогда зеленого уголка нашего города с середины 30-х годов XX века и до наших дней  возвышаются 43-й и 45-й дома по проспекту Ленина.  Оркестр маэстро Свердлова состоял из тридцати музыкантов, в том числе пять солистов: скрипач, виолончелист, арфист, гобоист и кларнетист. Обещалось, что они выступят в специально отведенном для этого симфоническом вечере.

Не пожалело денег на рекламу страховое общество «Рос­сия». Предлагалось «страхование отдельных лиц от всякого рода несчастных случаев; страхование пассажиров на же­лезных дорогах и водяных путях; коллективное страхование от несчастных случаев служащих в правительственных и общественных учреждениях; коллективное страхование рабочих на фабриках, заводах и постройках». Прошло сто девять  лет, а виды страховых услуг почти не изменились, как и расходы на рекламу. Интересно, как выполняло свои обязательства перед клиентами это стра­ховое общество — так же, как некоторые нынешние?

В магазине «часов, золотых и серебряных вещей и музыкальных инструментов» А.В. Гуровича можно было купить всевозможные часы, табакерки, серебряные сервизы и музыкальные инструменты — от балалайки и мандо­лины до флейты и тромбона, от пианино и скрипки до цитры и бубна. В ассортименте магазина его конкурента по реализации музыкальных инструментов и нот Адольфа Валериановича Гаслинского не было часов и сервизов, но были картины, рамы, багеты и «всегда свежие струны», которые отсутствовали у Гуровича. Вот было раздолье для музыкантов – любителей и профессионалов. Хуже было тем, кто занимался в Мариуполе живописью:  за материалами приходилось ез­дить в Ростов-на-Дону в магазин красок Жан-Левина (его реклама присутствует в газете). Зато какое разнообразие красок: масляные в трубочках, акварель жидкая и сухая, акварель в ящиках ценой от 12 коп. до 4 рублей, гуашевые в стеклянных банках, прозрачные — для живописи по стеклу. Впрочем, не так уж и сложно было попасть в Ростов, если любишь искусство: по воскресеньям, вторникам и четвергам из Ма­риупольского порта в Ростов отплывал пароход. Можно было туда добраться и по железной дороге, но с пересад­ками, как и сейчас.

Что же волновало мариупольскую общественность в по­следний год XIX века? Почти то же самое, что и нас. Плохое осве­щение улиц и то, что их скверно и нерегулярно метут и по­ливают, грязь на пляжах и купание там собак. Сообщалось, что ведутся переговоры об устройстве в Мариуполе элект­рического трамвая. Но, как показало будущее время, на переговорах дело и закончилось. Заметим, что трамвай появился только в советское время, в начале тридцатых годов.

Газета как газета: объявления («молодой человек за умеренную плату готовит в средние учебные заведения»), реклама (о ней говорилось выше), фельетон («Мариупольская цирюльня»), стихи — не очень профессиональные, но зато на злобу дня. Например, такие:

« Во дни, когда Восток объят грозою,

Когда пришла тревожная пора,

Во весь свой рост ты встала предо мною,

О, русская подвижница-сестра!..

Я вижу вновь твой образ грустно-бледный

И красный крест я вижу на груди…

И знаешь ты, что ждет тебя твой бедный

Страдалец-брат…Иди к нему, иди!» и т.д.

Но вот на что особенно обращаешь внимание: в справочном отделе — такса на хлеб и мясо, утвержденная «господином Начальником губернии». И это на подъеме капиталистической эпохи! В раз­гар самых что ни на есть рыночных отношений мариуполь­ская городская дума, ссылаясь на статью 63 Городового положения, оказывается, жестко регламентиро­вала цены на продукты. Каковы же были цены? Фунт (410 г) белого хлеба стоил 5 копеек, а фунт говядины — 8 ко­пеек. То ли хлеб был дорог, то ли мясо дешево? Для сравнения: по данным известного краеведа, доцента Ждановского металлургического института Дмитрия Николаевича Грушевского в это время неквалифицированные рабочие только что построенных близ станции Сартана металлургических заводов «Никополь» и «Русский Провиданс» получали в среднем за двенадцатичасовый день 60 — 80 копеек. Во что же обходилась пища духовная? Например, номер того же «Мариупольского справочного листка»? От двух с половиной до четырех копеек: дешевле, если подписаться на год, доро­же, если на три месяца. Вот и выбирайте — или полфунта мяса, или городские новости.

Как всякая уважающая себя газета, «Мариупольский справочный ли­сток» имел раздел криминальной хроники. Два «леденящих душу» преступления в Мариуполе зафиксировал репортер тех лет: восьмого августа у обывательницы украли на рынке коше­лек с тремя рублями, а четвертого — некая «дама в шляпе» пыталась там же стащить у поселянки… курицу! Вот бы нашей милиции бороться с такими «преступлениями».

Жаль, что под материалами газеты вместо подлинных фамилий стоят псевдонимы («Обыватель», «Бес-Арабский», «Печорин», «Свирель», «Р.Л»),  а другие вовсе ли­шены подписей. Кто эти дотошные репортеры, развязные фельетонисты, всезнающие обозреватели мариупольской прессы на рубеже двух веков? Для истории осталась лишь фамилия П.Н.Фалькевича — редактора и издателя листка. Известен также владелец типографии, в которой печаталось это периодическое издание – это Л.Я.Шпарбер. Сохранился еще и адрес редакции газеты: в доме Юрье­ва напротив часовни — значит в том здании на углу проспекта Лени­на и Греческой улицы, где до революции был устроен первый в Мариуполе кинотеатр,.. Но правильнее, наверно, будет на этом остановиться в изложении истории приметного здания, и просто назвать его современный адрес – проспект Ленина,40.

Прошли бурное XX столетие, мировая война, революция, затем война гражданская, на левом берегу Кальмиуса вырос ги­гант-завод, огненным смерчем по Мариуполю прошлась вторая мировая война, изменились город и люди, живущие в нем, и сегодняшние городские газеты приобрели почти такой же вид, если не внешне, то по своим темам и обилию рекламы, какой имел «Мариупольский листок» в последний год XIX века. Колесо истории сделало еще один оборот.

Сергей БУРОВ

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий