СТРОИТЕЛИ «АЗОВСТАЛИ» В АРЕСТАНТСКОЙ РОБЕ

Четверг, Март 31st, 2011

Для большинства мариупольцев сюжет, изложенный в этой публикации, уже история. И только страницы книг да подшивки давних газет доносят нам весть о событиях 30-х годов минувшего века, имевших место в нашем городе.

2 февраля 1930 года президиум ВСНХ СССР принял постановление о строительстве металлургического завода «Азовсталь». 7 ноября того же года были уложены первые кубометры бетона под фундамент первой домны «Южной Магнитки». Так началась история металлургического  комбината…

К чему я это вспомнил?

Да к тому, что в официальной истории нашего металлургического комбината отсутствует одна немаловажная страница: в строительстве металлургического гиганта на берегу Азовского моря принял участие многотысячный коллектив заключенных — 4-я стройколония ОГПУ (начальник колонии Бергман, начальник работ — инженер Дикк).

Это была обычная практика тех лет. Вспомним, к примеру, чьими руками (и жизнями!) проложен Беломорск-Балтийский канал или построен за полярным кругом металлургический комбинат и город Норильск… Исправительно-трудовые лагеря составили основу «архипелага ГУЛАГ», в них отбывали срок не только уголовники, но и политические. Последних — «врагов народа» — с каждым годом становилось все больше и больше.

Для того, чтобы автора этих заметок не обвинили в преднамеренной лжи, очернении «славного прошлого» и т. д., давайте ВМЕСТЕ перелистаем страницы многотиражной газеты стройки «За 17 миллионов тонн чугуна» начала 30-х годов. Они хранятся в библиотеке городского краеведческого музея.

Только развернулось строительство на левобережье Кальмиуса, как в октябре 1930 г. была организована 4-я строительная колония.

Год спустя, 3 октября 1931 года, газета «За 17 миллионов…» поместила заметку Бергмана «Об исправительно-трудовой строительной колонии».

«На новостройке «Азовсталь», — сообщает автор, — есть исправительно-трудовое учреждение — 4-я стройколония, которая в условиях заводской обстановки через участие в производительных процессах социалистического труда, дает квалификацию правонарушителям и подводит их к честной трудовой жизни».

За год существования колонии, информирует ее начальник, уже 752 правонарушителя перевоспитались «на основах социалистического труда, участии в соревновании, ударничестве и выполнении сменно-встречных планов». Среди «перевоспитанных» 115 плотников, 156 арматурщиков, 156 каменщиков, 25 монтажников, 23 слесаря, 14 кузнецов и т. д.

Как видим, заключенные выполняли ведущие на стройке виды работ.

Они передвигались по территории строительства свободно (на это указывает автор заметки). Способна ли на такое недавняя уголовная шпана, если бы она целиком составляла контингент колонии?.. Но продолжим чтение заметки.

4-я стройколония, подчеркивает Бергман, должна приложить максимум усилий, «чтобы взятые Мариупольской партийной организацией и рабочими новостройки обязательства пустить две домны и четыре мартена к 1 мая 1932 года были выполнены, так как эти обязательства есть обязательствами колонии».

«Дело исправления правонарушителей, — заканчивает автор, — есть дело рабочего класса, дело каждого пролетария».

С тех пор многотиражная газета стройки (с 1932 года она стала именоваться «За металл») регулярно информировала читателей о делах строителей-заключенных.

8 сентября 1932 года состоялось общее собрание коллектива колонии, на котором решено было годовой план работ завершить до 15 декабря. Оставшиеся до этого срока 97 дней объявлялись «ДНЯМИ ШТУРМА». На собрании была принята резолюция, текст которой был опубликован газетой «За металл» 11 сентября. В резолюции, в частности, было записано:

«… Каждую пятидневку на весь период штурма выпускать листовку «4-я колония на штурм 1-й домны», в которой показывать всех, кто способствует и кто мешает пуску домны. Призываем промстроительство «Азовстали» последовать нашему примеру, обеспечив не позже 15.12.1932 г. все работы, связанные с пуском домны. Арбитром соревнования просим быть газету «За металл».

Успешный труд коллектива колонии был замечен и должным образом отмечен. 20 октября 1932 года газета «За металл» поместила следующую телеграмму Наркома юстиции Украины Полякова:

«Марiуполь, начальнику будколонii, тов. Бергману.

Вiтаю колектив Будколонii з 2-х рiччям активноi господарчоi та поправнотрудовоi дiяльностi, задоволенням вiдмiчаю, що колонiя добилась значних успiхiв в роботi, включившись виконання господарчих завдань партii уряду, правильно здiйснюючи поправнотрудову полiтику. я певен, що колектив виправдае довiр’я показавши найкращi зразки бiльшовицькоi роботи здавши передтермiно об’екти будiвництва механiчного, листопрокатного цехiв та бункера, газоочистку комсомольскоi домни.»

И действительно, заключенные 4-й стройколонии своими успехами в труде постоянно доказывали, что они, хотя и в арестантской робе, но БЫЛИ И ЕСТЬ честными и добросовестными людьми.

Характерна в этой связи заметка техника землестроя Листового, опубликованная газетой «За металл» 23 апреля 1933 года.

«У всех сложилось почему-то мнение, что с рабочими стройколонии ударно планов выполнить нельзя. Это, безусловно, не так.

Приведу такой пример: 20 апреля мне было поручено с 31 человеком 4-й стройколонии убрать с места работы экскаватора 4 вагона стройматериала. Работу эту рассчитывали закончить за два дня. Расставив, как следует рабочую силу, заключив между ними соцсоревнование, не отходя от них ни на минуту, мы закончили работу всего за 6 часов. Как премию за ударную работу рабочие стройколонии получили ударный обед».

Не раз случалось так, что строители-заключенные показывали пример остальным строителям «Азовстали», как нужно работать.

Вот маленькая заметка, помещенная в газете стройки 5 ноября 1934 года.

«4 ноября 4-я стройколония, ведущая установку рам ЮЖНОЙ стороны здания мартеновского цеха, уже приступила к застеклению этих рам…

Остается работа по установке рам на СЕВЕРНОЙ стороне, где работы выполняет стройцех… Стройцеху нужно решительно перестроится и НЕ ОТСТАВАТЬ в деле установки рам от 4-й стройколонии…»

И уж настоящий трудовой подвиг был совершен строителями-заключенными на сооружении скиповой ямы доменной печи.

Скиповая яма — это глубокое сооружение на отметке 6 метров ниже уровня моря. Для 4-й стройколонии это был новый объект. Выполнить работу они обязались досрочно. Но неожиданно в глубине ямы выявился водоносный слой. Вода хлынула в котлован.

Это был критический момент в сооружении доменной печи. Дни и ночи, стоя по пояс в холодной воде, рабочие-зеки откачивали воду. Они, обуздав стихию, заключили водоносный слой в железобетонный кожух. График строительства не был нарушен. Об этом героическом эпизоде рассказала газета «За металл» 14 августа 1933 года.

Судя по всему, опыт работы 4-й стройколонии был настолько впечатляющим, что его решил обобщить и осмыслить Мариупольский городской прокурор Нельсон. Он подготовил большую, почти на всю газетную полосу, аналитическую статью «Трудом перековывается человек», которая была опубликована 14 августа 1933 года газетой строительства «За металл». Вот несколько абзацев из этой публикации. (Они, кроме всего, дают возможность ощутить особенности идеологических установок, положенных в основу воспитательной работы).

«… В героических буднях строительства южного металлургического гиганта «Азовсталь» растворилось и перемалывалось капиталистическое наследие — преступность.

Формы и методы социалистического труда (соцсоревнование и ударничество), широко применяемые на строительстве, было основою в работе с правонарушителями 4-й стройколонии.

Организованные 37 ударных бригад прошли школы воспитательной работы. Заключено 54 социалистических договоров между бригадами и ротами. На основании этой работы ряд бригад перевыполнили эти обязательства. Бригады имеют своих героев тт. Потасенко, Жука, Рыбалко, Гончаренко и других, перевыполняющих ежемесячные задания… Это дало возможность сотням лучшим ударникам бросить свою преступную профессию и участвовать в социалистическом строительстве».

Далее в статье шла статистика, подтверждающая эти декларативные обобщения. Вот только несколько цифр. В общей сложности за два с половиною года стройколонией было переработано 259234 кубометра земли и вложено 53130 кубометров бетона. Колонисты заложили фундаменты под обе первые доменные печи и кауперы, соорудили рудный и коксовый бункеры, скиповую яму, водонасосные и кабельные каналы, литейный двор, газоочистку, механический цех, нефтехранилище и многое другое.

1125 «социально-опасных элементов» получили путевку в жизнь. Приобрели профессию непосредственно на стройке 484 монтажников, 118 бетонщиков, 100 слесарей, 80 арматурщиков, 54 монтажников и много других. На 1933 год 4-я стройколония взяла на себя план работ, в соответствии с которым предстояло освоить 10 миллионов рублей. И это задание, как показали итоги года, было выполнено.

Прокурор Нельсон заканчивает публикацию обоснованным заключительным обобщением: «4-я стройколония будет занимать одно из первых мест среди контингентов «Азовстали», доведя выполнение стройфинплана за пределы 100 процентов».

И действительно, когда на стройке складывалась критическая ситуация, стройколонисты всегда были готовы подставить свое плечо. Вот раздел из приказа N 274 по «Азовстали» от 10 августа 1934 г. за подписью начальника строительства — директора комбината Гугеля.

«В целях форсирования выполнения работ… приказываю: По стройколонии под личную ответственность т. Дикка (он к тому времени сменил Бергмана — П.М.):

1. РАМА МИКСЕРА. Форсировать работы по железобетонным фундаментам с окончанием таковых к 25 сентября.

2. ГАЗОПРОВОД ДОМЕННОГО ЦЕХА. Фундаменты под колонны газопровода в объеме 400 куб. м бетона закончить к 10 сентября…»

Приказ опубликован в газете «За металл» 12 августа 1934 года.

… Заканчивался пятый год строительства «Азовстали», а с ним и пятый год существования исправительно-трудовой колонии Металлургический завод расширялся, строился, 4-я стройколония выходила на новые рубежи…

В этих заметках изложены факты и документы, в правдивости которых сомнений нет. Мы все прекрасно понимаем, что во времена «развитого социализма» говорить и писать о подобном было невозможно. Но время сейчас другое. Не пора ли хоть единой строкой воздать должное строителям «Азовстали» в арестантской робе, ведь они заслужили этого. Тем более, что большинство из них не были ни ворами, ни налетчиками, ни уголовной шпаной, они были жертвами репрессивной системы 30-х годов. Но даже в этих условиях они строили «Азовсталь» не по принуждению, а по велению совести, строили ударно, на века.

И еще: неужели никто из тех жителей города, кто владеет какой-либо информацией на затронутую тему, не откликнется на эту публикацию?!

Павел МАЗУР, краевед.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

4 Responses to “СТРОИТЕЛИ «АЗОВСТАЛИ» В АРЕСТАНТСКОЙ РОБЕ”

  1. Мой прадед Андрей был таким «комсомольцем» при строительстве Азовстали.

  2. Строительство «Азовстали» я расцениваю как преступление перед человечеством. На месте где должен быть Исторический природо-охранный заповедник, там где работы историкам и археологам хватило бы на много веков в будущее, возведен металлургический гигант… Дикое время, дикие нравы.

  3. К статье П.Мазура добавлю.Мой отец,преподаватель математики, пару лет работал в 4-й стройколонии.Видно зеков еще и учили. Хотя есть фотография, где он среди среди работающих зеков, которые роют траншеи под фундамент .Это примерно 1932й год. Может кто подскажет, где можно узнать годы работы моего отца в 4-й стройколонии Наркомюст»а. Спасибо тому ,кто откликнется

  4. Наверное, на форуме «Старый Мариуполь» кто-то и откликнется
    http://vse-grani.com/viewforum.php?f=56

Оставить комментарий