Судьба сестер Шайтанюк

Четверг, Январь 20th, 2011

В январе 1941 года  население Мариуполя составляло 241 000 человек. На каторжные работы в Германию  фашисты угнали 50 000 мариупольских юношей и девушек.

9 мая 1945 года Победа пришла ко всему советскому народу и в  освобожденные страны Европы. Но личный день освобождения у каждого был свой.

Мария Михайловна Шайтанюк (по мужу -  Данильченко).

Для сестер Марии Михайловны и Валентины Михайловны Шайтанюк день освобождения из фашистского концлагеря, находящегося в г. Барт на территории Германии, пришелся на ночь с 1 на 2 мая 1945 года. Из двух сестер сейчас в живых осталась только Мария Михайловна Данильченко (фамилия по мужу). Валентина Михайловна не успела  насладиться мирной жизнью. В концлагере она заболела туберкулезом и умерла в марте 1946 года, уже на родной земле, в Мариуполе.

Воспоминания Марии Михайловны о перенесенных ужасах военного времени скупы на слова и эмоции. Душа отболела и лишний раз уже не в силах содрогаться от соприкосновения с прошлым. Но день освобождения – особый день, его забыть нельзя.

На момент окончания войны Марии было 26 лет, Валентине 20. В городе Барт был завод  самолетостроения, где работали узники. Освобождения  ждали, верили, что этот ад не  может длиться вечно, что фашизм будет побежден. Но когда? Этого не знал никто.

1 мая 1945 года немцы всех заключенных построили в пятерки и погнали  колонной из концлагеря в неизвестном направлении. Гнали до позднего вечера. Сестры не стояли рядом, но уговорив одну женщину, поменялись местами, Валя и Мария пошли вместе. Это их и спасло. Так вышло, что эту самую пятерку и все следующие за ними, немцы оставили, а всю колонну  повели топить к реке. В тот день безвинно погибли сотни, а может и тысячи людей. По всей вероятности та же участь ожидала всех, но тут близко подошли части Советской Армии. Немцы, охранявшие колонну, сели на мотоциклы и стали разъезжаться кто куда. Женщины – узницы (в оставшейся части колонны остались только женщины) поняли, что «свои» уже близко и побежали в рассыпную. Впереди был лес. Сестры  набрели на домик лесника,  в котором горел свет.  Лесник – немец с женой и дочерьми  жил в крепком доме, имел хозяйство. Во времянке, в стогу сена, вокруг  дома, совершенно не боясь лесника, уже  расположилось более 120 беглянок.

Со слов Марии Михайловны, рано  утром  она зашла за избу  и увидела танки. Спряталась  за дерево, но её увидели солдаты и стали кричать по-русски: «Не бойся, иди сюда!». Тут все лагерные девчата повыскакивали из укрытий. Все кричали, радовались, обнимались и плакали. Это случилось на рассвете 2 мая 1945 года.

На начало войны сестры – сироты жили в Мариуполе, в квартире по улице Апатова. Старший брат Михаил ушел на фронт. В феврале 1942 года ночью была облава. Пришли два немца, отобрали документы у старшей сестры Марии,  у Вали документов еще не было. Марии приказали утром явиться на биржу труда.  Никто тогда не мог предположить, что это была западня. На биржу Мария зашла без сестры. Тут уже набилось полно народу. Охранники стояли с автоматами. Мария махнула сестре, чтобы та подошла к ней поговорить. Валю пустили вовнутрь, а назад уже не выпустили… Так обе сестрички были угнаны в Германию вместе с тысячами молодых девчат и ребят из Мариуполя.

Битком набитых пять или шесть вагонов прицепили к какому-то составу  и повезли на Запад.  До Польши добирались почти месяц, в дороге часто стояли. В Польше людей как рабов раздавали заказчикам. Хозяева везли людей в разные концы Германии на тяжелые работы.

Мариупольским сестрам пришлось насмотреться на немцев разных и хлебнуть сполна унижений, мучений, страха. Но одного немца, первого хозяина, владельца деревоперерабатывающей фабрики, Мария Михайловна вспоминает добрым словом.  И кормил хорошо и относился по-человечески. Только вот беда, Мария Михайловна упала навзничь во время работы и сильно  травмировала позвоночник. Теперь из-за этой травмы еле ходит, ноги совсем не держат.

Работа на фабрике считалась легкой, и через 4 месяца пришел приказ всех угнанных отправить на работы в тяжелую промышленность. И тут начался беглый период в жизни  сестер Шайтанюк. По дороге сбегали неоднократно. Опять попадались и опять сбегали.  Мария и Валентина побывали в жандармерии и даже сидели  в Гамбургской тюрьме,  пока их не повезли «в хорошее место, откуда бежать не  захотите».

Попав в вагон с клетками для людей, девушки в ужасе  отшатнулись, но бежать было поздно. В клетках была такая теснота, что негде было стоять,  люди висели друг на друге. Так сестрички попали в концлагерь  Равенсбрюк. Здесь была основная база. Через полгода Валю и Марию перевели в г. Барт, где они оставались до конца войны.

Воспоминания концлагерной жизни очень тяжелые, всего не опишешь. Номер Марии Михайловны был 34828, на голове волосы обриты, полосатое платье — на голое тело. Ветер гулял под одеждой. На ногах – деревянные башмаки без носков или портянок. Ноги стирались в кровь, потом грубели и уже не чувствовали боли.

Кормили 1 раз в день супом из шпината. Утром и вечером – ячменный кофе. В бидоне на поверхности супа был  слой жира из червячков. Мария старалась есть все: и этот жир, и кожуру от картошки, рвала траву и ела ее с корнем. Поэтому и выжила. А сестричка была более нежная, в еде переборчивая. Поэтому и заболела.

Мылись в душе под ледяной водой темно-коричневой пастой. Но старались мыться каждый день, чтобы не заболеть какой-нибудь кожной болезнью. Иначе немцы больных сразу отправляли в крематорий. А он дымил за забором и днем, и ночью.  Иной раз ночью приходили составы с людьми, которых  сразу отправляли в крематорий. Ужасов насмотрелись немало и наслушались предсмертных криков. Здесь все было пропитано страхом, даже воздух. Был такой вопиющий случай. Мужчина, тоже узник концлагеря, который закрывал и открывал двери крематория, узнал в толпе обреченных свою жену и дочь. Он ничего не смог сделать и тоже бросился в топку. Кто-то не выдерживал мучений, бросался на колючую проволоку. Она была под напряжением, и смерть наступала мгновенно.

Еще один эпизод крепко врезался в память Марии Михайловны.  Сестра Валя решила отметить в концлагере свой день рождения.  Чтобы угостить близких подруг, а их было 6 человек,  она несколько дней подряд недоедала, экономя  тонкие ломтики черного хлеба. Угощала Валентина гостей тортом «Наполеон». Это был черный хлеб,  намазанный тонким слоем маргарина и джема, сложенный в несколько слоев, размером с пол – ладошки.

Сейчас Марии Михайловне Данильченко 86 лет. Здоровье не то,  сказывается травма  позвоночника. Нет уже в живых  сестры, мужа, старшего брата (погиб на фронте),  старшего сына. Младший сын Виталий далеко, с семьей живет в Нижневартовске. Есть две внучки и два правнука.

Своим родным и всем людям на Земле Мария Михайловна желает крепкого здоровья, а также желает, чтобы никто не знал, что такое война. Эта мужественная и мудрая женщина знает, что говорит.

Юлия Котлярчук.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий