Так рос Мариуполь

Четверг, Февраль 17th, 2011

30 марта 1859 года Государственный Совет и департамент законов на общем заседании заслушали представления министра финансов России «об учреждении в городе Мариуполе отдельного от Греческого Общества и о порядке приписки к нему…». Согласно ему, селиться в Мариуполе разрешалось, как русским, так и иностранцам, то есть каждому, кто того захочет «без присвоения им привилегий, дарованных собственно грекам». Проект закона был подготовлен и император Александр ll без промедления подписал его.


Официально появление этого указа объяснялось тем, что «с пятидесятых годов XIX века процесс заселения Мариуполя пошел особенно быстрым темпом» и к 1859 году население не греческое в городе составляло больше одной трети: фактически он был направлен на то, чтобы положить конец жалобам греков, стремившихся во что бы то ни стало сохранить Мариуполь чисто греческим городом.

Целое столетие Мариуполь с точки зрения архитектуры и благоустройства представлял собой тип маленького захолустного города. Лицо его начало меняться после того, как в районе Зинцевой балки стал строиться новый порт. Рядом с ним возник и начал расти поселок.

Вторым и главным фактором, оказавшим решающее влияние на рост города, явилось строительство невдалеке от Мариуполя двух крупных металлургических заводов. Как сообщал «Вестник финансов, промышленности и торговли» в номере за 14 декабря 1897 года только завод Никополь – Мариупольского горного и металлургического общества «привлек новое население в 10000 душ». Рядом с ним, а затем и с «Русским Провидансом» возникли колонии жилых домов. С этого времени начался строительный бум и в самом городе.

По этому поводу «Адрес-календарь «Весь Мариуполь и его уезд» за 1910 год говорилось: «Миллионы рублей, притекавшие в город в период сооружения этих заводов чрезвычайно оживили жизнь города; рост цен на недвижимость принял интенсивные, бурные формы, началась особого ряда строительная горячка, дома вырастали как грибы».

Этому способствовал и тот факт, что Земельный банк начал выдавать ссуды под строившиеся дома. И если до этого дома строили лишь богатые купцы и промышленники, то потом, и у тех, кто обладал небольшими наличными средствами при поддержке ссуды, появилась возможность тоже строить дома. К этому побуждали их заманчивые перспективы прогрессивного дорожания их недвижимости в будущем. Те, кто победнее, построили по 1-2 дома, а вот во владениях отца и сына Хараджаевых оказалось 12 домов, у С.И. Гофа – девять, у Н.С. Кертме – восемь, у И.М. Каракурчи – пять, у И.М. Найденова – четыре.

Дома эти сдавались в аренду не только под жилье. Большинство учреждений в городе, в том числе Министерства внутренних дел, главного управления по делам земледелия и землеустройства, Мариупольского акционерного управления, Северный банк, министерства финансов, таможня, учреждения связи, городская библиотека и другие располагались в частных домах. Частные дома по Торговой и Екатерининской улицам арендовались владельцами магазинов. Таким образом, всего лишь за два десятилетия Мариуполь приобрел лицо промышленно-торгового города.

Рост города прекратился в 1917 году. Гражданская война, а затем и голодный 1921 год сократили население города на треть, и лишь когда началось строительство «Азовстали», коксохимического завода и рыбоконсервного комбината приток рабочей силы увеличился настолько, что население города достигло 160 000. Тогда одновременно с промышленными объектами начали строить жилье как на Правом, так и на Левом берегу. Однако деньги на него выделялись по остаточному принципу, да и осваивались они неудовлетворительно. Поэтому возник острый жилищный кризис: в 1933 году на одного жителя приходилось лишь 3,9 квадратных метров жилой площади.

Несмотря на принимавшиеся меры по усилению жилищного строительства жилищный кризис ощущался до самого начала Великой Отечественной войны. Оккупированный Мариуполь сильно пострадал, когда под ударом Красной Армии немцы вынуждены были покинуть его. Отступая, они жгли все, что могло гореть, и Мариуполь потерял осенью 1943 года более 300 тысяч квадратных метров жилья. В ходе восстановительных работ вместо бывших одно- и двухэтажных домов начали строить многоэтажные дома, особенно по проспекту Ленина в нижней его части. Об их архитектурном облике могут свидетельствовать так называемые дома со шпилями, ставшие своеобразной визиткой города.

Фото Николая Рябченко

Довольно острый кризис в середине пятидесятых годов пытались кое-как сгладить за счет строительства жилья своими силами. Именно так родился, в частности, поселок Мирный. Перемены в лучшую сторону произошли уже в хрущевские времена, когда стали строить в массовом порядке непритязательные пятиэтажки. И Мариуполю в этом отношении очень повезло. Поскольку было принято решение о реконструкции завода имени Ильича. По ее программе были построены доменная печь, стан «1700», слябинг-1150, новомартеновский цех с большегрузными печами, цех холодного проката, конверторный цех. В сметах на их строительство обязательно предусматривались средства на сооружение жилья. И если в пятой пятилетке (1951-1955 гг.) было построено всего лишь 205 тысяч квадратных метров жилой площади, то за шестую пятилетку (1956-1960 гг.) — уже более 1 миллиона квадратных метров. Это позволило почти 30000 мариупольских семей получить новые квартиры. Столько же жилья было сдано в седьмую пятилетку, а в восьмую – один миллион двести тысяч квадратных метров. Один за другим вырастали микрорайоны пятиэтажек во всех четырех районах города. Новые улицы и проспекты соединили Жовтневый район с Ильичевским и Приморским.

Уже с семидесятых годов вместо хрущевских пятиэтажек стали строить дома повышенной этажности и улучшенной планировки. Массовое жилищное строительство продолжалось за счет ассигнований на строительство аглофабрики и стана 3000 на заводе имени Ильича, стана «3600» и конверторного цеха на «Азовстали». В частности в 1977 году население города достигло полумиллионного рубежа, а его жилищный фонд — 6 миллионов 909,6 тысяч квадратных метров. В восьмидесятых годах жилищное строительство продолжалось уже с замедлением масштабов, а потом и вовсе прекратилось. И незавершенные к 1991 году дома так и остались «долгостроями», часть из которых была сдана в эксплуатацию уже в новом XXI веке, то есть в новом тысячелетии.

Николай РУДЕНКО.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий