Улица Артема

Среда, Апрель 4th, 2012

Из бывшей Таганрогской улицы остались лишь редкие фрагменты дореволюционной постройки: несколько разно­астных одноэтажных домов между Фонтанной и Евпато­рийской улицами, еще с десяток — по пути к автовокзалу.

Если облик других мариупольских улиц менялся, да и сей­час меняется, постепенно, то Таганрогская как-то сразу, на глазах одного поколения стала неузнаваемой. Может быть, по этой причине при возвращении улицам нашего города старых названий ул. Артема сохранила свое имя, получен­ное в советское время ради увековечения памяти Федора Андреевича Артема (Сергеева), как писали в энциклопеди­ях, «профессионального революционера, советского партийного и государственного деятеля, ученика и сорат­ника В.И.Ленина, в 1920 году председателя Донецкого губисполкома».


После пожара, учиненного гитлеровцами при отступле­нии из Мариуполя в сентябре сорок третьего года, пожа­луй, именно на бывшей Таганрогской оказалось больше все­го коробок сгоревших домов. Восстанавливать большин­ство одноэтажных строений в центре города резона не было и решили: то, что от них осталось, снести, а на их месте по­строить современные, со всеми удобствами жилые корпу­са.

Архитекторы Харьковского института «Горстройпроект», изголодавшиеся за годы войны по настоящей творческой работе, постарались украсить здания лоджиями и балкона­ми, колоннами и эркерами, башенками и пышной лепниной, затейливыми карнизами и арками. Новые дома на улице Артема успели построить до принятия пресловутого хру­щевского постановления о борьбе с излишествами в архи­тектуре, и замысел зодчих в значительной степени оказал­ся претворенным в жизнь.

На месте домов, в свое время принадлежавших семье Хараджаевых, по проекту архитектора Яновицкого постро­или известные всем помпезные здания с башнями, увен­чанные шпилями.

Однако давайте все же поговорим о той, дореволюцион­ной Таганрогской улице. Она начиналась у сквера и круто спускалась вниз к Бахчисарайской, то есть к нынешнему бульвару Шевченко. Не удивляйтесь, часть современной улицы Артема от сквера до Малой Садовой (теперешней Семенишина) в прежние времена называлась Больничной. Таганрогская была как бы ограничена двумя православны­ми храмами: Марии-Магдалининской церковью, что возвы­шалась в центре Александровского сквера, и Рождества Бо­городицы (в народе ее называли Карасевской) церковью, которая была построена еще в 1780 году.

Она примечательна тем, что в ней крестили самого зна­менитого из всех мариупольцев — выдающегося художни­ка-пейзажиста Архипа Ивановича Куинджи, в 1875 году его здесь венчали с Верой Елевферьевной Шаповаловой-Кечеджи. С помощью старинных карт, фотографий и по вос­поминаниям старожилов удалось установить местоположе­ние Карасевской церкви, взорванной воинствующими без­божниками не без наущения властей в середине тридцатых годов.

Стоя у этого святого места, подумалось: неплохо было бы во искупление грехов соорудить, пусть скромный, памят­ный знак об уничтоженном храме. И не только здесь, а вез­де, где произошло подобное святотатство в нашем городе.

Обломки церкви увезли, место, где она стояла, замости­ли, а рядом построили школу, нынешнюю одиннадцатую. Ей, кажется, не так уж долго стоять: многополосная автостра­да почти вплотную приблизилась к ее стенам. Если авто­страду продолжат строить, то школу снесут, как некогда цер­ковь.

Двухэтажное здание из серого кирпича на углу Евпато­рийской, сейчас в нем находится Дом учителя, специально построено для школы в те приснопамятные времена, когда улица еще называлась Таганрогской. В советское Время здесь была семилетка, именовавшаяся первой образцовой. Наш земляк, заслуженный работник физической культуры Российской Федерации Виктор Иванович Капогномос вспо­минал, что когда в конце двадцатых годов он работал учи­телем физкультуры в этом учебном заведении, ему дове­лось вместе со своими питомцами устроить спортивную площадку. На ее месте сейчас стоит многоэтажный жилой дом, возведенный перед самой войной.

Позже первая образцовая семилетка стала называться четвертой средней школой имени Ивана Андреевича Кры­лова. Она была мужской, и слава об озорстве и шалостях ее учеников-сорванцов шла далеко окрест. Но сорванцы вы­росли, стали врачами и инженерами, орденоносными ста­леварами и руководителями крупных и не очень крупных предприятий, учеными — кандидатами и докторами наук. Назовем лишь несколько имен выпускников школы середи­ны пятидесятых годов: член-корреспондент АН СССР, лау­реат Ленинской и Государственной премий Анатолий Ма­нохин, кандидат технических наук, лауреат государственных премий, бывший главный инженер ПО «Азовмаш» Павел Нефедов, глава госадминистрации Днепропетровской об­ласти Александр Мигдеев, заместитель генерального ди­ректора знаменитого «Южмаша» Станислав Тосхопаран, заслуженный металлург Украины, кандидат технических наук Кирилл Брызгунов, доктор физико-математических наук Анатолий Москаленко, известный кинооператор Цент­рального телевидения Юрий Коваленко, заслуженные мас­тера спорта по акробатике братья Тышлеры. И во многом, если не во всем, своему успеху в жизни эти и многие, мно­гие другие люди обязаны директору школы, прекрасному педагогу и необыкновенно доброй души человеку Ивану Терентьевичу Сидорчуку.

На старинной почтовой открытке изображена мариуполь­ская почтово-телеграфная станция. Она занимала угол на перекрестке Митрополитской и Таганрогской. Отсюда, как от нулевой точки, отсчитывали расстояния не только до сел Мариупольского уезда и губернского города Екатеринослава, но и до других городов и весей Российской империи.

В старом Мариуполе Таганрогская улица долго была ок­раинной. По этой причине, наверное, размещались здесь несколько заводов. Один из сохранившихся — прокатно- штамповочный завод Верника. Нам ничего не известно о судьбе владельца этого предприятия, но скажем, что его сын стал одним из выдающихся конструкторов прокатных станов, лауреатом Ленинской и Государственной премий, доктором технических наук.

Поток автомобилей и грохот трамваев почти всех марш­рутов сделали улицу Артема мало пригодной для прогулок, а следовательно, для размышлений и воспоминаний.

И все же.

Вспомнилось: трамвай — «двойка», позванивая в колоколь­чик, вползает на подъем по направлению к 36-й школе. Сей­час рельсы, которые некогда вели на Правый берег, убрали.

Почему-то от прошлого остались в памяти не столько зри­тельные образы, сколько воспоминания о запахах. От пе­карни исходил аромат только что испеченных булочек из сдобного «венского» теста. На повороте трамвая к заводу им. Ильича царил сытный запах подсолнечного масла с при­месью запахов патоки, горелых литейных смесей и стыну­щего металла. Маслобойка и литейный цех, стоявшие на­против друг друга, соперничали между собой за господство над обонянием обывателей.

Все в мире меняется, изменится со временем и улица Артема, будем надеяться, к лучшему.

Сергей Буров

1998 г.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий