Улица Энгельса

Понедельник, Июль 9th, 2012

 Эта старинная улица должна быть известна почти всем мариупольцам. Пожилым — потому что именно по ней в молодые годы ходили они кто на танцы, а кто на концерты симфонического оркестра в Городской сад, переименованный в советское время в Парк культуры и отдыха. Совсем молодым — потому что в начале девяностых годов она вела к известному всему городу вещевому рынку, устроенному на футбольном поле стадиона, а теперь тем, кто дружит со спортом, к реконструированному стадиону «Азовец». 

Вы догадались? Да, это — улица Энгельса. Как получилось, что она сохранила название эпохи социализма? Некоторые объясняют это недоразумением. Будто бы, когда в 1992 году мариупольским улицам возвращали их первоначальные названия, машинистка в горисполкоме пропустила в списке улицу Константиновскую — так называлась до революции нынешняя улица Энгельса.

Константиновская, или улица Энгельса, как хотите, так и называйте, начинается у главного входа в Городской сад многоэтажного дома в стиле конструктивизма. Его построили перед войной для работников коксохимического завода по проекту совсем молодого в те годы архитектора Петра Теслера.

Несмотря на некоторую обшарпанность — следствие прошедших бурных лет, воздействия мариупольской атмосферы, настоянной на едких промышленных испарениях, отсутствия достаточных средств для реставрации, дом этот и сейчас сохраняет импозантность. Тому причина, вероятно, удачно выбранные автором проекта пропорции и архитектурные детали: балконы, балюстрады, колонны перед входом.

Летом жильцы дома могли наблюдать со своих балконов футбольные матчи на стадионе или любоваться морем. Кому что по вкусу.

В одной из его квартир жил запомнившийся горожанам первый секретарь горкома партии Владимир Михайлович Цыбулько. Отсюда в половине восьмого утра он шел, прихрамывая — потерянную во время войны ногу ему заменял протез, — на работу. Только в тех случаях, когда Владимиру Михайловичу приходилось в начале дня ехать в Донецк или на один из дальних заводов, за ним заезжала служебная «Волга».

Среди приземистых одноэтажных строений улицы Энгельса выделяется особняк в стиле «Модерн» с маской льва на фронтоне. Старожилы называют его домом Гугеля, хотя многие прекрасно знают, что построил его для своей семьи по своему же проекту главный архитектор дореволюционного Мариуполя Виктор Александрович Нильсен — выпускник знаменитого Санкт-Петербургского института корпуса гражданских инженеров.

С началом возведения на левом берегу Кальмиуса завода «Азовсталь» в доме Нильсена поселился Яков Семенович Гугель — начальник строительства, а затем и первый директор Южной Магнитки. Потом Гугеля арестовали, и он сгинул в круговерти ожесточенной борьбы с «врагами народа», что бушевала над одной шестой частью суши в конце печальной памяти тридцатых годов. Не помогли ни революционные заслуги, ни заслуги в индустриализации страны социализма.

А дом, изуродованный многочисленными пристройками, временем и небрежением, стоит, выглядывая печально из- за глухого бетонитового забора, как памятник несбывшимся надеждам и превратностям человеческих судеб.

Если по этой же стороне пройти чуть выше, можно заметить добротный особняк, сложенный из красного кирпича. Здесь жил Александр Павлович Поборчий — человек, начавший свой трудовой путь рабочим у одного из мариупольских «частников». В послевоенные годы Александр Павлович уже возглавлял коллектив треста «Азовстальстрой», на плечи которого легла основная тяжесть восстановления разрушенного до основания гитлеровцами завода «Азовсталь».

Энгельса, 21. По этому адресу снимал квартиру Деомид Фотиевич Калогномос, прекрасный врач. Об его искусстве исцеления маленьких пациентов и пристрастии к пиву по городу ходили легенды, в которых трудно было разобраться, где правда, а где вымысел.

Стоит, наверное, остановиться и у Мариупольской автошколы. Трудно пересчитать, сколько парней из самого города и близлежащих сел учились тут шоферской профессии. А до революции в здании школы помещалось казначейство. И сейчас в краеведческом музее и у коллекционеров можно встретить открытку начала XX века с его изображением. Поверьте, дом с той поры почти не изменился.

К автошколе примыкает строение, на фасаде которого укреплена мраморная доска с надписью, повествующей, что в 1917 году за его стенами размещался Мариупольский военно-революционный комитет. От себя добавим, что и штаб Красной гвардии тоже. А до 1917 года в нем заседали мировые судьи Мариупольского уезда. Заглянув в энциклопедический словарь, узнаем о мировом суде следующее: создан он был в России судебной реформой 1864 года и действовал до 1889-го, потом существовал с 1912-го по 1917 год; мировые судьи единолично принимали решения по мелким уголовным делам и гражданским спорам.

Когда революционные страсти утихли, въехал сюда народный суд, и был он здесь до тех пор, пока в восьмидесятые годы не перевели его на проспект Металлургов. Сейчас это в известной степени историческое здание делят контора «Марсервиса» и «Хаббард — колледж». В какой пропорции? Это видно по разной раскраске фасада.

По соседству возвышается четырехэтажный корпус, построенный по проекту архитекторов и строителей Мариупольского филиала «Гипромеза». В нем же на протяжении более двадцати лет и размещалась эта известная на многих металлургических заводах проектная организация. Не счесть проектов доменных печей, сталеплавильных, прокатных и иных металлургических цехов, выполненных мариупольскими инженерами.

А через дорогу находятся корпуса ликероводочного завода, чья продукция пользовалась некогда заслуженной славой. Довелось слышать от «знатоков», что местная водка столь мягкая и приятная на вкус по той причине, что приготавливают ее с использованием воды из артезианской скважины, пробуренной на территории завода в незапамятные времена.

Но работники завода эту легенду опровергли. Оказалось, все проще: на заводе воду очищают с помощью самого совершенного оборудования, которое на сегодня известно в мире. Вот так-то.

На противоположной стороне улицы в первом этаже стандартного жилого дома находится городской шахматный клуб. Помещение для него в свое время было отделано и оборудовано на средства завода «Азовсталь». Кажется, что тут никогда не утихают баталии на двухцветных досках древнейшей и интеллектуальнейшей игры.

Квартал улицы, по которой мы совершаем прогулку, между проспектом Ленина и улицей Варганова, сравнительно недавно сделали пешеходным. Тут же стоит знакомая каждому мариупольцу башня. Построенная в начале века для первого в нашем городе водопровода, она, кроме того, еще служила добрую службу пожарным: с ее верхотуры они наблюдали, нет ли где подозрительного дыма. Если такое случалось, то из двора, разделенного с башней лишь проезжей частью переулка, вылетал под громкий звон колокола и дудение медного рожка конный пожарный обоз бравых борцов с огнем в начищенных до блеска металлических касках, брезентовых робах и широких поясах с притороченными к ним топориками.

От этого места ул. Энгельса, бывшая Константиновская, спускается на северо- восток, пересекая одну за другой старинные мариупольские улицы: Николаевскую, Митрополитскую, Фонтанную. И вдруг у Евпаторийской растворяется среди современных многоэтажек жилого массива «Металлург». Потом появляется вновь на Новоселовке, чтобы «упереться» в пойму речки Кальчик.

Сергей Буров

1998-2001 г.

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий