Улица Николаевская

Воскресенье, Сентябрь 29th, 2013

Эту улицу назвали в честь левого предела Харлампиевского собора. Предел этот был посвящен святому Николаю, покровителю рыбаков и моряков. Улица начиналась у ста­рого рынка, а точнее — старожилы должны помнить — у мяс­ных лавок.

От рынка, мясных лавок и прилегающих к ним строений не осталось и следа, поэтому свое путешествие по Никола­евской начнем от окрашенного в розовый цвет дома, что стоит на углу Земской улицы. До войны здесь был клуб проф­союза металлистов, а после него — тоже клуб, но морской, где бывалые моряки Иван Ильич Опушнев, Андрей Афана­сьевич Торорощенко, Леонид Андреевич Сосновский, Анд­рей Ефимович Черцов, Евгений Викторович Павлов (в его честь названа привокзальная площадь) и другие, прошед­шие суровую школу морских сражений, дерзких кровопро­литных десантов и торпедных атак, передавали свои зна­ния и житейский опыт мальчишкам, которые, только по­взрослев, осознали, какую роль в их воспитании сыграли эти мужественные, добрые люди.

Для большинства ныне живущих мариупольцев, даже очень преклонного возраста, название Николаевская — от­носительно новое. Кто постарше, помнит ее как улицу Ле­нина. Но с тех пор, когда имя основателя советского госу­дарства было присвоено главному городскому проспекту, она стала именоваться скромно — Донбасской.

Чуть выше Торговой улицы среди домов, в большинстве своем еще дореволюционной застройки, возвышается па­раллелепипед здания «Горгаза». Его построили на месте снесенных жилых домов, городской типографии и Дома кол­хозника — полугостиницы, полуночлежки. Наискосок от «Гор­газа», на другой стороне улицы, находится, по старинным меркам, большой дом. В нем в первые послевоенные годы размещалась контора артели инвалидов «Донбасс» (может, поэтому улицу назвали Донбасской). Деятельность артели была разнообразной: в ее дворе в сараях клепали стальные бочки, собирали металлические кровати. Сюда же прихо­дили надомницы-вязальщицы трикотажа, чтобы сдать вы­полненную работу (носки, полосатые «моряцкие» нательные фуфайки, невообразимого фасона пуловеры из хлопчато­бумажной пряжи), получить скудную зарплату и материал — сигарообразные шпули с навитыми на них нитками, но са­мое главное — хлебные карточки. Позже артель прекратила свое существование; через какое-то время особняк заняло управление «Отделстрой». Это его мастерицы заменили известковую штукатурку на керамическую плитку.

На нечетной стороне Донбасской улицы, сразу после Харлампиевской (еще недавно она называлась Советской), сто­ит многоэтажное здание. Его построили перед самой вой­ной для водолечебницы. Здесь доктор Курзон и его коллеги лечили больных водой, пропущенной через щебенку из до­менных шлаков, и целебными грязями. Грязи возили на ав­томобилях с морского побережья, а шлаки — с завода «Азовсталь». Кстати, и сама водолечебница была построена за счет этого предприятия. Говорили, что бальнеологические процедуры давали лечебные результаты не хуже, чем на модных кавказских курортах. В сорок третьем году гитле­ровцы сожгли водолечебницу.

Восстанавливали ее по частям. Сначала здесь нашло при­станище Товарищество художников, потом была баня, на­конец, мастерская по изготовлению эмалевых табличек для могильных памятников и уличных указателей.

На противоположном углу есть еще одно приметное зда­ние с двумя рядами окон, сложенное из светло-коричнево­го кирпича. До революции — это одна из мариупольских си­нагог, а после — производственное помещение портняжной артели «Вільна праця», затем детский сад швейной фабри­ки…

 

За несколько шагов до Греческой улицы по нечетной сто­роне Николаевской расположен дом, сложенный из серо — желтого песчано-глинистого кирпича. В нем в послевоен­ные годы помещалась станция скорой медицинской помо­щи.

Сюда бежали люди за врачом или фельдшером, когда случалась беда. Именно бежали, потому что телефоны-автоматы были редкостью, еще большей редкостью считались телефоны домашние, особенно в кварталах, застроенных одноэтажными домишками. Рядом со «скорой» стояли ли­нейки, запряженные лошадками. На них дежурные бригады медиков выезжали к больным.

ул.Николаевская, 22 Жилой дом конец ХІХ в. 

На Николаевскую улицу выходит крыло средней школы №1, а до 1919 года — Мариупольской Мариинской женской гимназии. Это старейшее в нашем городе здание, специ­ально построенное для школы, которое используется по первоначальному назначению.

Ближе к Таганрогской, то бишь к улице Артема, селились в прошлом люди с достатком. И дома были у них основа­тельные: с высокими потолками, с большими окнами. Проч­ные парадные двери, украшенные резьбой, затейливыми латунными ручками, осенялись козырьками, которые опи­рались на кованые узорчатые кронштейны. Часть этих особ­няков была национализирована в известный период нашей истории. Владельцем стал горкомхоз. Без должного ухода и под действием времени дома стали мало-помалу ветшать. Пришлось отселить жильцов, и теперь некогда добротные жилища представляют собой жалкое зрелище. Правда, в самое последнее время некоторые из них куплены предпри­нимателями. Устраивая в них офисы и магазины, деловые люди пытаются кто как может придать фасадам божеский вид.

 

ул.Николаевская, 36 Жилой дом конец ХІХ в.

Еще одно старинное здание. Когда-то в нем был цент­ральный телеграф. До тех пор, пожалуй, пока в шестидеся­тые годы не построили известный сейчас всем Дом связи.

Почти с того времени, как бывшая улица Ленина превра­тилась в Донбасскую, может, чуть раньше, по ней стали хо­дить трамваи. Четвертый маршрут шел в порт, а третий — на железнодорожный вокзал. Наверное, и теперь, по старой памяти, трамваи, подъезжая со стороны рынка к улице Ар­тема, останавливаются перед перекрестком, словно заду­мываются: ехать ли им прямо или свернуть налево? А по­том, как бы вспомнив, что рельсы, ведущие в порт и на вок­зал, давно сняты, покорно поворачивают на улицу Артема и, позванивая колокольчиком, катятся вниз по наезженно­му пути.

ул.Николаевская, 58 Жилой дом конец ХІХ в. 

Стоит только пересечь улицу Артема, как попадешь со­всем в другой мир. Шум, гам, толчея. Из одних трамваев толпами выходит люд, в другие заходит… Отчаюги-водители умудряются на своих автомобилях пробраться между трамвайными вагонами и людьми. Здесь же идет торговля яблоками, сигаретами и еще бог знает чем.

 

Чем дальше удаляешься от трамвайной остановки, тем меньше встречается старинных домов. Кажется, что поки­даешь добрый старый Мариуполь и въезжаешь в чужой го­род. В какой? Неизвестно. Ведь девятиэтажки такой серии могут стоять в Макеевке, Сумах, Рыбинске или Стерлитамаке.

Путешествие по улице, которая последовательно была Николаевской, потом Ленина, затем Донбасской и, наконец, вновь обрела первородное имя, заканчивается в толчее у Центрального рынка. Что за судьба у улицы? Обязательно она должна упираться своей оконечностью в рынок.

Сергей БУРОВ

1998 г.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

3 комментария to “Улица Николаевская”

  1. Очень здорово и наглядно написано. Спасибо.
    Наташа Водин

  2. Спасибо большое!
    Все детство приезжал к бабушке на Донбасскую 36. Спасибо за фото.
    Раньше была очень зеленая улица с большими тополями, хотя они так долго, конечно, не живут

  3. Сейчас почему-то Донбасская совсем без деревьев… :(

Оставить комментарий