Улица Торговая: 1910 год

Понедельник, Май 2nd, 2011

До 28 сентября 1876 года мариупольские улицы не имели названий. Лишь с этой даты они обрели собственные имена. Их придумали городские власти, для всех, кроме одной – Торговой улицы. Ее назвал народ, приметив, что на ней сосредоточено гораздо больше торговых заведений, нежели где-нибудь в другом месте нашего благополучного, по выражению митрополита Игнатия, города. Лет сорок-пятьдесят назад проницательный прохожий мог еще заметить: здесь многие дома сохранили следы былых магазинов, лавок и других торговых помещений, приспособленных для жилья в позднейшие времена. Но все ли аборигены Торговой улицы промышляли торговлей и только торговлей? Отрицательный ответ на этот вопрос дают «Адрес-календарь: весь Мариуполь и его уезд» за 1910 год и другие источники, перечисление которых заняло бы здесь много места.


Например, в 1910 году на Торговой улице проживали и принимали больных врач Сергей Митрофанович Бехтерев и фельдшер Николай Степанович Мальевский. Здесь в собственном доме обитали помощник бухгалтера Азовско-Донского банка Иван Николаевич Осадчий и его сестра Екатерина Николаевна – чиновница Мариупольской почтово-телеграфной конторы. В доме Герника, владельца мастерской по изготовлению металлических кроватей, квартировал Яков Евсеевич Миллеруд – заведующий талмуд-торой – начальной школой для еврейских мальчиков. Городской судья 2-го участка Андрей Гаврилович Иоилев, частный поверенный (в современном понятии — частнопрактикующий адвокат) Иван Кириллович Домантович, член правления греческого благотворительного общества Герасим Иванович Курупо снимали квартиры у местных домовладельцев. Нашли себе пристанище на Торговой улице преподаватель истории и географии Мариупольской Александровской мужской гимназии Сергей Михайлович Зайцев и учитель городского четырехклассного училища Афанасий Иванович Тищенко.

Кроме жилых домов и торговых заведений на улице, о которой здесь идет речь, находились Мариупольское портовое управление, гостиница «Бристоль», постоялый двор с харчевней П.Я. Першке, пивоваренный завод А.А.Сибера, конфетная фабрика И.Б.Фукса, предприятие по производству и продаже кистей Л.О.Теппера, колбасное заведение чеха Войтеха Карасека, погребальное бюро Г.Г. Могилата. На углу Торговой и Николаевской улиц в доме Оксюзова размещалось частное реальное училище Василия Ивановича Гиацинтова. Коль скоро здесь упомянуто это учебное заведение, стоит, наверное, разъяснить, что собой представляли реальные училища вообще. Это были полные средние школы с практической направленностью, основу преподавания которых, в отличие от классических гимназий, составляли предметы естественнонаучных и математических циклов; вместо древних языков преподавались новые, как правило, немецкий и французский. Выпускники реальных учебных заведений допускались только в высшие технические учебные заведения, а в университеты их стали принимать только с начала XX века (на физико-математический и медицинский факультеты).

К сожалению, в «Адрес-календаре» вместо номеров домов указываются только фамилии их владельцев. И попробуйте теперь узнать, к примеру, каков современный адрес дома Левина, в котором размещались номера гостиницы «Бристоль», — или дома брата и сестры Осадчих, где они находили покой и отраду после трудов праведных. И все же адреса некоторых строений удалось установить.

Так, современный адрес бывших Мариупольского портового управления и при нем Мариупольского же по портовым делам присутствия (государственного учреждения по контролю за деятельностью портов) – улица Торговая, 2,

- пивоваренного завода Сибера – Торговая, 81,

- колбасного заведения Войтеха Карасека, где вырабатывались колбасы: копченые и вареные, сервелат и салями, нежнейшие франфурктские сосиски и настоящие пражские шпекачки, – Торговая, 43,

- дома Герника с кроватной мастерской в глубине двора – Торговая, 31.

Что же касается здания бывшего реального училища В.И.Гиацинтова, то в его адресе словосочетание «Торговая улица» не присутствует, и обозначается — улица Николаевская 7/17. Подразумевается: если идти по Николаевской, то нужно искать седьмой номер, если вы следуете по Торговой, то – семнадцатый.

У читателя, прочитавшего предыдущие абзацы, может сложиться впечатление, что к 1910 году торговля на описываемой здесь улице захирела и успешный бизнес на ней свелся к сдаче квартир внаем, к производству колбас, пива, конфет, малярных кистей и устройству похорон. Нет, конечно. Торговля не только не исчезла, более того, получила еще больший размах. Мануфактурными магазинами владели С.П.Левин, товарищество Брон, Ольшевский и сын. Но самое крупное мануфактурное дело принадлежало торговому дому братьев Сергею и Илье Карповичам Адабашевым. Чтобы представить масштабы деятельности предприимчивых братьев, приведем содержание рекламы столетней давности: «Оптово-розничные склады шелковых, шерстяных, суконных, полотняных, бумажных, платочных и меховых товаров. Готовое мужское и дамское платье. Прием заказов. Торговый дом братьев С. и И. Адабашевых. В Мариуполе и Таганроге собственные дома. Главная контора в Москве. Телефон №82». Тут вспомнилась то ли быль, то ли анекдот, услышанный в свое время от покойного Игоря Андреевича Налчаджи. Однажды ночью в складе готового платья Адабашевых случился пожар. Один из сторожей помчался звать пожарных, другой – принялся спасать товар от огня. Тут к пылающему складу прибыл один из братьев, посмотрев несколько секунд на происходящее, он закричал: «Пусть все горит, быстро снаряжайте подводы и быстренько – в Таганрог за новым товаром. Безумцы, никто не подумал, чем торговать завтра будем».

Готовое платье на Торговой улице можно было приобрести не только у Адабашевых, но также в магазине Дикова и Паниотова, и в торговом заведении М.Я. Езерницкого. Галантерею предлагали покупателям целых три магазина: А.А.Бахалова, В.А.Бахалова и Л.Д.Карпеля. Обувь и другие изделия из кожи, — именно кожи, а не какого-то современного заменителя,- приобретали у Р.П.Брона, часы карманные, настенные и напольные разных фирм – у Б.Е.Гольдштейна, посуду у И.З.Сегана, всевозможные краски для молярных и живописных работ – у Л.О.Минца, конфеты и пряники – у Ш.М.Эйдинова или Литвинова. Гораздо шире была представлена бакалейная торговля. Ею занимались Куюмджи-Золотарев (не племянник ли выдающегося пейзажиста А.И.Куинджи?), А.А.Урбанский, Я.Д.Чернобыльский, С.А.Яйлов, Кечеджи и компания, а кроме них и гробовщик Г.Г.Могилат. Заметим, что этот многопрофильный бизнесмен начала XX века содержал еще и винный погреб, конкурируя с неким Д.С.Прилипко. Наверное, будет нелишне сообщить, что винные погреба были не только местом хранения огромных дубовых бочек с кавказскими, бессарабскими и иных мест винами, но, в большей мере, как место, где поклонники Бахуса могли пропустить стаканчик красной или белой, сухой или крепленной живительной влаги. Да, чуть не были забыты пивные склады А.А.Сибера и А.А.Бальфура, но в отличие от винных погребов, там пивом не торговали в розницу, а только – оптом. Видимо, хозяева не хотели иметь дело с подвыпившими клиентами.

А как же магазины с вывесками у входа «Мясо», «Рыба»? Их на Торговой улице просто не было. Да и нужны ли они были жителям этой улицы? Рядом, под боком находился главный мариупольский базар, где в нескольких мясных лавках, в которых веселые и хамоватые мясники в фартуках со следами крови, с уханьем расчленяли говяжьи, свиные и бараньи туши. Они спрашивали у хозяек или кухарок, посланных за покупками состоятельными мариупольчанками: что они намерены на сегодня готовить: сюрпу из баранины, отбивные котлеты из свинины, холодец или жирный скоромный борщ с мозговой косточкой. Получив вразумительный ответ, они ловким ударом острого, как бритва, топора отрубали нужные куски мяса.

Ну, а рыба? За ней тоже было не очень далеко ходить – на Рыбную площадь, где были сосредоточены магазины и ряды под открытым небом, на прилавках которых распластались камбалы, блистали чешуей только что выловленные рыбцы, судаки и лещи, именуемые в Мариуполе чебаками, где лежали еще живые севрюги, судорожно хватающие ртами воздух. Здесь была представлена вся съедобная ихтеофауна Азовского моря. Не было только тюльки – ее тогда не ловили. Где была Рыбная площадь? Да она и сейчас есть, только забыли ее название. Если с проспекта Ленина зайти за Швейную фабрику, то и откроется ее пространство, ограниченное Итальянской улицей и оконечностью Земской. Именно оконечностью, поскольку в описываемые времена она упиралась в начало Докторского, или Гамперовского спуска – его и так называли.

Страшно подумать, со времени выхода в свет «Адрес-календаря» прошло сто лет. В этом промежутке времени ветры революции смели все магазины и их владельцев, одни из них переделали на жилые помещения, другие изменили свой профиль: в магазине Брона вместо обуви стали торговать игрушками, в галантерейном заведении Бахалова на углу Торговой и Екатерининской улиц разместили магазин сангигиены и зубную амбулаторию общества Красного Креста. А в первых числах сентября 1943 года к этим строениям подошли немецкие факельщики и зажгли их, как и бывший магазин братьев Адабашевых, и многое, многое другое. И хотя Торговая улица мало пострадала от пожара сорок третьего года, она тоже изменилась, к сожалению, не в лучшую сторону.

Сергей БУРОВ.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий