Улица Земская, 64

Понедельник, Март 21st, 2011

Улица Зéмская, а не Земскáя, как иногда говорят, получила свое название по той причине, что на ней между улицами Николаевской и Екатерининской (нынешним проспектом Ленина) находилось здание Мариупольского уездного земства. Понятие «земство» давно вышло из употребления в повседневном общении и стало достоянием истории, поэтому, наверное, уместно разъяснить читателю, особенно молодому, что оно означает. Если не вдаваться в подробности, то земство – это местное самоуправление в центральных губерниях царской России, введенное реформой 1864 года, которое занималось устройством и поддержанием дорог, статистикой, страхованием имущества, благотворительностью и лечебными заведениями, начальным образованием, организацией земской почты и т.п. Так, во всяком случае, сказано в современном энциклопедическом словаре.


Это двухэтажное строение было едва ли не самым красивым в нашем городе. Об этом можно судить по дошедшим до нашего времени почтовым открыткам с его изображением. Разновидностей таких открыток, по меньшей мере -  три. Снимки для них были сделаны с разных ракурсов и, судя по изменениям в декоре фасада, принадлежат разным периодам времени. Так наиболее ранней из них, — в каталоге известного коллекционера-краеведа Леонида Павловича Морозова она отнесена к концу ХIХ века, -  над главным входом виден балкон, поддерживаемый двумя изящными металлическими колоннами. На более поздних открытках – главный вход украшен помпезным портиком, выполненным из фигурной кирпичной кладки. Кроме того, несколько увеличены размеры фронтона на здании.

Заведующая отделом Мариупольского краеведческого музея Раиса Петровна Божко в результате изучения документов установила, что здание, о котором здесь идет повествование, было построено в 1875 – 1876 гг. В первом этаже его правого крыла располагался книжный магазин земства и магазин посудный. В этом можно убедиться, если присмотреться к изображению на одной из открыток. Кстати, земский книжный магазин занимался изданием почтовых открыток с видами Мариуполя.

С установлением Советской власти, примерно в 1920 году земские учреждения были упразднены. Кто вселился в помещение, где еще недавно вершились дела Мариупольского уезда, — неизвестно. В 1923 году в нашем городе был открыт педагогический техникум, в котором преподавание велось на украинском языке. С нового 1926-27 учебного года в этом учебном  заведении был организован греческий отдел. Постепенно весь техникум стал греческим, в котором готовили учительские кадры для греческих сел Приазовья. В печальной памяти 1937 году органы НКВД провели массовые репрессии среди мариупольских греков. В конце этого же года греческий техникум был закрыт, большинство его преподавателей-греков было арестовано, а затем расстреляно. После этого техникум был преобразован в педагогическое училище, где все предметы, кроме украинского и иностранных языков, читались по-русски. Автор этих строк не может сказать, на каком этапе своей истории мариупольская кузница педагогических кадров вселилась в здание бывшего уездного земства, но доподлинно известно, что со времен существования греческого техникума, а затем педагогического училища, вплоть до начала Великой Отечественной войны она находилась в нем.

Начало войны. Приходится снова извиниться перед читателями: так и не удалось узнать, кто вселился вместо студентов в классы и аудитории. Есть лишь скудные сведения о периоде оккупации города гитлеровцами. От людей, проживавших в ту страшную годину неподалеку от Земства, довелось слышать, что по их разумению в нем располагался какой-то важный немецкий штаб. Будто бы они не раз видели, как сюда подъезжали легковые машины, а порой и бронетранспортеры. А у парадного входа всегда было оживленное движение. Немецкие офицеры, — некоторые из них были в больших чинах,  — то входили внутрь помещения, другие выходили. Так ли это было? Кто его знает. В сентябре 1943 года, отступая из Мариуполя, немецкие факельщики подожгли историческое здание. Потом еще долго сажа, оставшаяся от языков пламени, вырывавшихся из окон, траурно подчеркивала белизну его стен.

По воспоминаниям старожила нашего города Олега Николаевича Карпенко в «погорелке» бывшего земства сразу после освобождения и несколько лет после войны с утра до вечера вертелся разношерстный народ. Здесь из-под полы торговали самогоном «на разлив» и напитком, именуемым в просторечии брагой. Инвалиды-попрошайки, таясь от окружающих, подсчитывали собранную за день милостыню, чтобы тут же употребить ее на выпивку. Рядом шулеры облапошивали простаков, предлагая попытать счастья в играх, носивших названия «ножки-головки», «веревочка», «ремень», «очко». Случались в этих стенах потасовки, а иногда и поножовщина. Власти, в конце концов, прикрыли это злачное место. Дверные и оконные проемы были наглухо заложены обгоревшими кирпичами, подобранными тут же. Но еще долго рядом с тем, что осталось от земства, существовал, — мы бы сейчас сказали, — вечерний рынок. Он формировался около трех часов пополудни, когда основная торговля на базаре затихала. Базар был рядом, в одном квартале от земства.

В середине 50-х годов прошлого столетия по проекту архитектора Н.И.Никаро-Карпенко на сохранившемся добротном фундаменте было надстроено из серого силикатного кирпича три этажа. Получился, быть может не очень красивый, но пригодный для более или менее комфортной жизни, дом.  В то, уже отдаленное, время не было ни сил, ни средств, чтобы архитектурной достопримечательности Мариуполя при восстановлении придать первоначальный вид. Была только острая нехватка жилья.

Сергей БУРОВ.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий