УВЕРТЮРА, ИЛИ НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ

Понедельник, Апрель 30th, 2012

У Валентина Катаева есть несколько строчек о старинном Мариуполе. В повести «Кладбище в Скулянах» он пишет, что это город, населенный преимущественно греками и евреями. Важно отметить, что запись, сделанная героем повести, относится к 1859 году.

 

Знатоки истории Мариуполя могут возразить: город основан греками, переселенцами из Крымского ханства, и около восьмидесяти лет оставался моно национальным, так как людям других наций, кроме привилегированных (согласно грамоте Екатерины II от 21 мая 1779 года) греков, селиться здесь не разрешалось. Как раз до 1859 года, когда этот запрет был снят и герой Валентина Катаева побывал в Мариуполе. Спрашивается: не допустил ли ошибку известный писатель, изобразив дело так, будто евреи поселились в Мариуполе задолго до того, как он стал открытым, с позволения сказать, городом?

Нет, не ошибся.

 

Знаменитый генерал Н.Н. Раевский-старший в 1820 году писал о Мариуполе: «40 лет как населен он одними греками». И был совершенно прав. Но вскоре после посещения города героем Бородина и направлявшегося вместе с его семьей на Кавказ опальным Пушкиным в Мариуполе появилась и Итальянская улица. Местные греки доброжелательно относились к деловым людям и позволяли им селиться в городе, не спрашивая о национальности, лишь бы те служили развитию экономики края, его процветанию.

 

Вот к этому времени, к началу 1820-х годов, и относится появление в Мариуполе граждан еврейской национальности, если воспользоваться современными терминами-канцеляритами.

 

Однако то обстоятельство, что в дореволюционной России в анкетах и прочих документах отсутствовала графа «национальность» (спрашивали только о вероисповедании), может в нашей теме вызвать некоторые недоразумения. Дело в том, что в Приазовье в незапамятные времена жили и господствовали иудеи – хазары. Это была часть Хазарского каганата, настолько могущественного, что он обложил, например, славян к западу от Днепра данью «по белке с дыма». В наши же края приходил вещий Олег «отмстить неразумным хазарам».

 

Дело, однако, в том, что хазары, будучи иудеями по вере своей, не были евреями по крови. Они представляли собой тюркскую народность.

 

В связи с этим встретилась мне недавно одна умопомрачительная теория, опубликованная в московском журнале, отнюдь не отличающимся юдофильством. Согласно этой, с позволения сказать, теории, в современном мире евреев нет вообще. Ну, ни единого. Изгнанные две тысячи лет назад из Палестины, они начисто вымерли, так что от народа, создавшего Библию, ничегошеньки не осталось. Те же, которые называют себя евреями, являются потомками хазар, исповедовавших иудаизм. Таким образом, современные евреи не семиты вовсе, а тюрки. И не только они, но и мариупольские греки, к которым принадлежит Гавриил Попов (Гавриил Харитонович был в то время мэром Москвы и больно мозолил глаза некоторым периодическим изданиям российской столицы).

 

Самое поразительное, что журнал обнародовал все эти благоглупости не от своего имени, а как перепечатку из … «Джерузалем пост». У меня, к сожалению, нет возможности проверить, была ли в том иерусалимском издании подобная публикация или мы в очередной раз имеем дело с еще одной мистификацией, какие в пору свободы печати вошли в моду.

 

И хотя быть единокровным родственником Гавриила Попова, талантливого публициста и ученого, я почел бы за честь, и хотя я, как интернационалист, считаю, что «нет ни эллина, ни иудея», тем не менее не могу не согласиться с той непреложной истиной, что евреи – это евреи, потомки тех самых древних, живших в Палестине тысячи лет назад, а мариупольские греки – это греки, потомки древних эллинов, прославленных в мировой истории.

 

Что же касается хазар, то евреями они не были и, следовательно, к нашей теме – «Евреи Приазовья» — отношения не имеют.

 

Обратимся к еще одному источнику: «Адрес-календарь Екатеринославской губернии за 1912 год» (Ек-в, 1913). «После полного присоединения Екатеринославской губернии к Российской державе, — читаем в этой книге, а в особенности после уничтожения Сечи Запорожской и раздела Польши, то есть в самом конце XVIII века, большой волной хлынули в губернию евреи, преимущественно жительствующие в городах им завладевшие почти всей торговлей и ремеслами».

 

Это сказано без должного уважения к истине.

 

Я имею в виду не образное выражение, слишком сильное, «большой волной хлынули». После ликвидации Запорожской Сечи Российское правительство действительно начало интенсивно заселять принадлежавшие казакам земли южной Украины и Приазовья. Здесь были поселены сербы, болгары, греки, немцы и уж в последнюю очередь – чуть ли не через 100 лет – евреи. И в сравнительно небольшом количестве. Евреи в черте оседлости действительно занимались преимущественно ремеслами и торговлей. Но в Екатеринославской губернии они еще были и хлебопашцами. В Мариупольском и Александровском уездах, к моменту выхода в свет цитированного «Адрес-календаря» насчитывалось 17 еврейских земледельческих колоний, которые уже десятки лет, наряду с крестьянами многих других национальностей, осваивали край.

 

Но, может быть, только адрес-календарь, изданный в канун первой мировой войны замалчивал «дела и дни» евреев-крестьян? Отнюдь нет. Откройте солидный том «Донецкая область», вышедший в свет через четверть века после второй мировой войны под почтенным грифом Академии наук УССР, и вы прочитаете о том, что бывшие еврейские села бывшей Екатеринославской губернии основаны какими-то загадочными «выходцами из Прибалтики» без указания их этнической принадлежности. Авторам очень, видимо, не хотелось написать прямо и просто: эти села основаны евреями, население их оставалось чисто еврейским до самой Великой Отечественной войны, а «окончательное решение» вопроса с еврейскими крестьянами Приазовья осуществили фашисты.

 

Но так писать историю до недавнего времени не было принято. И автор этой книги именно потому и обратился к теме «Евреи Приазовья», чтобы сказать правду об одной из страниц истории, без которой летопись края будет неполной.

 

Так когда и откуда взялись евреи в Приазовье?

 

Один остряк сказал, что евреи – это завоевание России. Завоевание – без кавычек. Потому что эту категорию населения империя получила в результате присоединения  к себе западной Украины и Белоруссии, того, что досталось ей в результате разделов Польши. Тогда весьма внушительное количество евреев стали подданными Российской империи.

 

Перенаселенность еврейских местечек западных областей страны была невероятной, нищета в них – ужасающей. Это признавали даже те, кого трудно заподозрить в симпатиях к иноверцам. Гавриил Романович Державин, обследовавший в свое время положение евреев в западном крае, пришел к выводу, что масса их живет «в крайнем изнурении и нищете».

 

В 1804 году указом правительства евреям было запрещено проживать в селах и деревнях. В том же «Положении о евреях» им разрешалось переселяться на свободные казенные земли Новороссии, как называли в то время юг Украины.

 

«Евреи стали перселяться в Новороссию, — пишет Борис Бруцкус, о котором нам придется еще рассказать подробней, — тогда, когда их стали выселять беспощадно, уничтожая имущество запоздавших, разоряя их дома. Люди, которые валялись на площадях местечек под открытым небом, не могли не соблазниться предложениями правительства».

 

К числу попыток правительства России рассосать избыточное население местечек западного края и приучить евреев к земледелию относится и создание Общества израильских христиан.

 

Оно было создано в 1817 году и ставило себе целью обращение евреев в христианство с последующим наделением их землей и приучением к крестьянскому труду. В том же году 50 одесских еврейских семей якобы дали согласие принять изложенные выше условия. В столице наивно решили, что это начало большого движения и немедленно стали подыскивать подходящие условия.

 

25 марта 1817 года Александр I распорядился о переселении в Приазовье Общества израильских христиан. Был создан опекунский совет во главе с министром народного образования и духовных дел князем Александром Николаевичем Голицыным.

 

И заскрипели ржавые колеса царской бюрократической машины, пришли в движение не спеша, с длительными остановками. Министр просвещения Александр Николаевич Голицын пишет министру Дмитрию Александровичу (читал микро копии архивных писем и не смог установить его фамилию), что «переселение израильских христиан… есть дело столь же необходимое, как и переселение всякого рода людей» и уведомляет его, что государь император повелел подыскать «приличных участков земель для поселения на них Общества израильских христиан».

 

Дмитрий Александрович, конечно же, не возражает против этой плодотворной идеи, тем более, что она уже поддержана ЕИВ (Его Императорским Величеством), но почему в Екатеринославской губернии? Помилуйте, там нет лишних земель, напротив, мы намереваемся даже отселить часть людей из-за нехватки земли. А вот в Таврической губернии земли – завались, вот и попросите государя императора, чтобы израильских христиан туда определили. «О последующем же прошу почтить меня уведомлением Вашим».

 

Светлейшего князя Александра Николаевича СЭС (Советский энциклопедический словарь, 1989)  аттестует как мистика и реакционера. С первым определением соглашусь, пожалуй, без спора и сомнений: поверить, как это сделал Голицын, что евреи так просто откажутся от своей веры во имя христианской, это, и в самом деле, чистейшая мистика. Но реакционер?  Послушайте, что он ответил многоуважаемому министру финансов: в Таврической губернии (имелся в виду Северный Крым) нет проточной воды, там сплошные солончаки, а евреи, принявшие христианство, к земледельческому труду непривычны, их к нему еще приучать надо. Если поселить их на землях неудобных, безводных, отдаленных, то добровольцев не найдется. А если и поедут – не удержатся на тех землях.

 

Угодья для Общества израильских христиан решили взять из земель, жалованных Екатериной II грекам при их переселении из Крыма в последней четверти XVIII века. Земли эти были весьма обширны, и греки, понесшие большие людские потери при трудном переселении и позднее от повальных болезней (эпидемий), оказались не в состоянии освоить эти необозримые пространства.

 

И возникло и поныне хранящееся в московском архиве «Дело об отводе участка земли Обществу израильских христиан из земель мариупольских греков».

 

На местность послали надворного советника Мизко. Командировка его оказалась удачной, и тогда не поленился съездить в Приазовье сам граф Ланжерон, херсонский военный губернатор (сколь ни пытались вытравить это имя из народной памяти, одно из самых прелестных мест Одессы во все времена, в том числе и советские, называлось Ланжероном).

 

И нашлась земля, «вдали от греческих поселений, совершенно свободная, никем не занятая». От моря отстоит на 25 верст, от Мариуполя – на 40. «Также в недалеком расстоянии от Таганрога».

 

Голицын тут же строчит министру финансов: «Херсонский военный губернатор граф Ланжерон пишет ко мне, с своей стороны, что по рассмотрении им плана земли и по соображениям всех местных обстоятельств, он совершенно согласен с предположением об отдаче упомянутого участка под поселение Общества израильских христиан, в дополнение к сему участку нужным считает присовокупить место, не более 3000 десятин в себя вмещающее и лежащее между селениями Ялтою и Урзуфом, по реке, впадающей в море и которое тоже должно отойти в казну».

 

Против отдачи лакомого кусочка в три тысячи десятин между Ялтой и Урзуфом стеной стала комиссия по разборке мариупольских земель (такая уже вовсю действовала). Нет и нет, твердила она. Слишком хорошо, слишком жирно будет израильским христианам. Лучше мы эту землю продадим по хорошей цене частным лицам. Или отдадим Мариуполю под выгон (это в сорока-то верстах от города!).

 

Не стану утомлять читателя подробностями. 17 декабря 1819 года в Санкт-Петербурге государь-император подписал следующий документ (цитирую с соблюдением его орфографии):

 

«Господину Министру Финансов.

 

Для поселения общества Израильских Христиан назначить земли из следующей к отрезке в казну по Екатеринославской губернии от мариупольских греков ПОВЕЛЕВАЮ предложенный для того Вами с Министром Духовных Дел и Народного Просвещения примерно на плане участок, начиная от устья реки Бродны вдоль оной, потом по дороге, ведущей в Мариуполь, оттуда к Северу прямою линиею до хутора поселянина Комурджи, наконец к Западу идущею линиею по верх средней вершины Бешташ и склоняясь несколько к границе того участка, вдоль которой протекает речка Караташ, как все то значится на плане в кругу темной черты под № 1, 2, 3, 4, 5 и 6 пространством до двадцати шести тысяч десятин, отмежевать в натуре, придерживаясь таковой примерной на плане на руки и сдать оный участок в ведомство комитета опекунств Израильских христиан, о чем учинить в надлежащее распоряжение.

 

На подлинном подписано собственноручно Его Императорского Величества рукою

 

АЛЕКСАНДР».

 

В младые годы я был несокрушимо уверен, что в «доброе старое время» стоило только царю-батюшке распорядиться, как воля его исполнялась тотчас и немедля, причем с величайшей точностью. Нет, судьба вышеприведенного распоряжения Александра I не вполне, но была похожа на участь указов нынешних президентов, которые (указы) не только не выполняют, но никто, создается такое впечатление, и не читает.

 

Распоряжение Александра I, хоть и без особой спешки, но выполнили. Однако вместо указанных 26 тысяч десятин отвели только 23 тысячи (зажали-таки, чернильные души, те лакомые три тысячи, что между Ялтой и Урзуфом) и через два года – день в день – император напишет еще одно письмо министру финансов, в котором распорядится исправить ошибку, прирезать недоданные десятины.

 

И тут выяснилось, что свадьба-то играется без жениха.

 

… Как-то мой коллега-краевед спросил:

 

-         Знаете ли вы историю переселения евреев в Приазовье?

-         ?

-         Им выделили землю, а они ее продали и разбежались по городам торговать.

 

Подтекст ясен: конечно, еврейское ли дело в земле ковыряться, «плугом перты», торговать – куда легче.

 

Не могу сказать, что мой коллега сам выдумал эту версию: что-то подобное даже в печать проникло, благодаря недобросовестным мемуаристам, у которых он и почерпнул, очевидно, «точные» сведения. Начнем с того, что переселенцы, даже если бы хотели продать выделенные им участки, сделать это не смогли бы, потому что предусмотрено и обусловлено было: земля продаже не подлежит.

 

Первоначально было объявлено, что переселению подлежит далеко не каждый израильский христианин, а только морально достойные. Вскоре же выяснилось, что таких, к сожалению, не оказалось вообще. Образно говоря, свадьбу играли без жениха.

 

Таково было официальное объяснение провала переселения членов Общества израильских христиан. На самом же деле евреи, которые переселиться и осесть на новой земле были совсем не прочь, никак не хотели, однако, расставаться со своей древней верой и перейти в христианство. И ничего поделать с ними было нельзя.

 

Теперь читатель вправе меня спросить: но если переселение евреев из Общества израильских христиан так и не состоялось, зачем же вы заняли этой историей столько места в книге, да и у нас отняли немало времени?

 

Во-первых, очень ведь все это интересно. Как исторический казус.

 

Во-вторых, несостоявшееся переселение стало увертюрой к совершившемуся: когда через четверть века спустя правительство Николая I предприняло еще одну попытку посадить евреев на землю, вспомнили «увертюру» и направили их на облюбованное место – в Екатеринославскую губернию.

 

А так как настоящему ценителю старины интересна не только история, но и предыстория, то, надеюсь, чтение этой главы вы не сочтете напрасно потерянным временем.

 

Хочу добавить, что эпизод с несостоявшимся в первой трети XIX века переселением евреев в Екатеринославскую губернию нашел отражение и в художественной литературе. Вот что пишет Юрий Давыдов, автор известных исторических  романов, в повести «Заговор сионистов»:

«О, да, в Семнадцатом (имеется в виду 1817 год – Л.Я.) потрафили евреям. Возникло общество призрения иудеев. Нет, не презрения, что было бы не внове, а именно призрения, то бишь обустройства, вот так-то господа. А это Общество учредил сам Государь. Наш Александр Первый, наш Благословенный. Он основал Париж, он основал Лицей. И вдруг та-акое, ась?

 

Что же это общество решило в общественном порядке? Извольте слушать, хоть впору уши затыкать.

 

Берите-ка, евреи, земельные наделы; не в аренду срочную – наследственно. Примите-ка, евреи, избавление от воинских постоев, они же всегда накладны. Определяйте сами, служить под красной шапкой или не служить… Короче, манна с неба. Условие одно-единственное: надень нательный крест, стань выкрестом и получи сполна.

 

Но, получив сполна призрение, сполна получишь и презрение единоверцев… Да полно, скажут, дурака валять! Они же шейлоки, их меркантильный дух… Однако факт упрям. За все шестнадцать лет существования Общества Израильских Христиан ну ни один, сказать вам попросту, нгу ни один не клюнул.

 

Угрюмо заключил мой обер-аудитор. «Вот крепость духа…».

 

И в этом соль. Но не аттическая, а моря Мертвого. Она их просолила на века, и мертвых, и живых». («Знамя»,1993 г., № 12, с. 13).

 

Лев Яруцкий

«Евреи Приазовья»

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий