Восьмой день экскурсии – 23 апреля (2 часть)

Среда, Февраль 15th, 2012

Театр в Мариуполе

Появление первой русской драматической труппы в г. Мариуполе должно было быть отнесено, по собранным нами данным, к 1847 году.

«Шефом» или антрепренером этой труппы был провинциальный актер Виноградов, впоследствии известный артист Императорских Санкт-Петербургских театров.

В описываемое время заезжие актеры, за неимением в Мариуполе театрального здания, давали драматические представления в амбаре, принадлежавшем местному жителю Логофетову – на Екатерининской улице; ныне на этом месте находится дом купца Егорова. По словам старожилов, драматические представления труппы Виноградова в амбаре, приспособленном к этому, вначале показались публике странными и непонятными, но потом чрезвычайно понравились Мариупольским обывателям и вследствие этого упомянутая труппа имела в г. Мариуполе большой успех.

Этим обстоятельством вполне можно объяснить прогрессивный рост театрального дела в Мариуполе: драматические труппы начали приезжать в этот город более часто; далее, вследствие спроса на постоянные театральные представления, явился в г. Мариуполе предприимчивый обыватель Н. Попов, который устроил в амбаре своего двора, ныне принадлежащего гг. Ленчинскому и Левину (на Торговой улице), храм музы Мельпомены. Примитивный вид его был таков: дощатая сцена, маленькая по размерам: барьер, отделявший оркестр от публики, два ряда стульев: скамьи или «партер» и галерея внизу; при входе в театр – касса и буфет. Несмотря на громадные неудобства этого театра, в нем, однако, целый ряд сезонов был занят очень недурными драматическими труппами. Из выдающихся деятелей их назовем Стрельского, г-ж Мерц, Ярославцеву и Левтовского (известного Московского «импресарио»), который производил на мариупольской сцене фурор пением куплетов.

В описываемое время Мариупольская публика посещала театр очень охотно и щедро вознаграждала разными подарками тех антрепренеров и артистов, которые особенно нравились ей.

Это сочувственное отношение Мариупольской публики к драме и подсказало Н. Попову улучшить свой театр, представлявший очень много неудобств не только для публики, но и для актеров.

Получая очень часто от разных антрепренеров предложения сдать им для драматических представлений Мариупольский театр, г. Попов отделал свой театр заново: устроил в нем ярус лож, расширил сцену; галерею же с особым ходом поместил вверху. Словом, г. Попов сделал по отношению к улучшению театра все то, что только было для него возможно; и хотя и после этого «храм музы Мельпомены» был далеко от своего настоящего «типа», но в сравнении с старым театром, он являлся очень «удобным и красивым». По бенефисным ценам максимальный сбор этот театр давал до 300 руб.

На подмостках вновь отделанного театра появлялись драматические труппы, в составе которых находились известные провинциальные трагики и комики. Александров, минский, Прокофьев, даровитая драматическая артистка Неверова, Медведева, г-жа Стоппель; артисты: Пилони, Ижорский, Громов, Буцкий, Новицкий, Калинович и Киселевский, ныне известный артист Императорских Санкт-Петербургских театров.

На сцене описываемого театра ставились, несмотря на ее небольшие размеры, гениальные произведения Шекспира, Шиллера и корифеев русской сцены. В пьесах Шекспира особенно нравился Мариупольской публике артист Александров. Ставились и «Ревизор» и «Женитьба» Гоголя, «Горе от ума» Грибоедова, пьесы Островского и др. Особенно выдающихся исполнителей драматических произведений наших отечественных гениев, к сожалению, подчеркнуть не можем.

Мариупольцам, считаем необходимым заметить, в описываемое время более всего нравились драмы.

Успехи игравших в Мариуполе драматических трупп составили известность этому городу в театральном  мире, и только этим можно объяснить следующий весьма интересный факт: В 1868 году приехали в Мариуполь две драматические труппы: Пилони и Миодушевского; первая играла в театре Н. Попова, для второй же – артистам удалось склонить местного жителя В.Д. Айналова построить в своем дворе на Екатерининской улице театр (собственно – переделать из амбара), в котором труппа Миодушевского давала целый сезон с большим успехом драматические представления; таким образом, в одно и то же время играли в Мариуполе две труппы, которые, заметим, в убытках не оставались. Театр г. Айналова имел изрядную сцену, удобные обитые красным сукном, места для публики, ярус лож и галерею. В драматической труппе на сцене этого театра, особенным вниманием публики пользовались г-жа Жданова и Любимов-Деркач.

С окончанием зимнего сезона и с отъездом труппы Миодушевского из Мариуполя В.Д. Айналов сломал театр и на его месте построил дома.

Отметим еще один факт. Со времени открытия в г. Мариуполе драматических представлений до появления здесь в семидесятых годах первой типографии публике в театре раздавались и по улицам города расклеивались писанные афиши. Только бенефицианты, печатавшие афиши заблаговременно в Ростове-на-Дону или Таганроге, рассылали их Мариупольской публике, которая за внимание к ней и платила им полными сборами; эти первые появившиеся в городе печатные театральные афиши приковывали к себе внимание весьма многих театральных мариупольцев.

От Н.К. Попова дом и театр впоследствии перешли к г. Киоцца, а от него к г. Деспоту, который продал оба здания гг. Лечинскому и Левину; они же, сломав театр, построили на этом месте квартиры.

Выдающимся антрепренером в театре Деспота был местный гражданин Василий Леонтьевич Шаповалов.

В составе его труппы находились: Анна Васильевна Максимова, молодая и талантливая драматическая артистка, по выезде из Мариуполя подвизавшаяся с большим успехом после известной артистки Императорских театров М.Г. Савиной – на Нижегородской  сцене (к сожалению, даровитая артистка Максимова преждевременно угасла) и пользовавшийся большим успехом известный провинциальный комик Минский. Несмотря на то, что г. Шаповалов содержал довольно изрядную труппу, он, однако, потерпел материальную неудачу, которая тем не менее не остановил в нем мысли построить в своем родном городе настоящий театр, в виду ветхости и больших неудобств театрального здания г. Деспота.

В самом начале В.Л. Шаповалов предполагал построить театр с ложами, но по изменившимся обстоятельствам, последний заменен «концертным залом». Он построен и открыт в 1887 г. В концертном зале устроена сравнительно обширная сцена, для которой специально написаны на счет г. Шаповалова очень удовлетворительные декорации; сделаны удобные сиденья для публики, все переномерованные; особое место для оркестра, отделенное от публики; устроены хоры вместо галереи. Зал, вмещая 800 зрителей, при полном сборе и нормальных ценах, дает 1000 р. сбора.

В концертном зале имеются: фойе, буфет для публики и касса; с наружной стороны устроен подъезд. В противопожарном отношении концертный зал г. Шаповалова безопасен: в передние сени и в зрительный зал ведут широкие двери; в самом зале есть выход с левой стороны. По углам зала устроены 4 ложи, из них одна – «театральная».

Постройка г. Шаповаловым концертного зала была находкой для города, который нескоро мог бы обзавестись театральным зданием. В благодарность город освободил г. Шаповалова от платы налога за концертный зал на десять лет.

В первый год открытия театрального сезона антрепренером драматической труппы был сам строитель – владелец концертного зала В.Л. Шаповалов. Для начала сезона был поставлен «Ревизор» Гоголя – концертный зал был переполнен зрителями. Благодарная публика поднесла В.Л. Шаповалову, игравшему роль городничего, адрес и ценный подарок.

На сцене концертного зала играли: Андреев-Бурлак, Рютчи, Чарский, Лола, Козельский, Ленни, Кропивницкий, Затыркевич, Глебова, Старицкий, Манько и др.

На этой же сцене впервые в Мариуполе играла оперная труппа (Буховецкого). Дано было пять опер.

Последняя антреприза  И.Л. Шаповалова (брата В.Л. Шаповалова) при недурном составе труппы не имела успеха.

Заметим еще: после обращения театра, бывшего г. Деспота, в доме и до постройки концертного зала В.Л. Шаповаловым, наезжавшие незначительные труппы давали представления в зимнее время в зале гостиницы г. Шиманского, что на Екатерининской улице в доме М. Калери, для чего была устроена в этой зале сцена, а в летнее время – в ротонде городского сада, и с этой целью к ротонде была пристроена возвышенная дощатая сцена; в означенной пристройке в настоящее время помещается летнее отделение Мариупольского Общественного Собрания.

В апреле 1892 года Мариуполь во второй раз посетила оперная труппа, под управлением г. Черкасова и дала шесть опер.

Таким образом, благодаря В.Л. Шаповалову, устроившему концертный зал, мариупольская публика имела возможность ознакомиться с оперой.

Мариупольское Музыкально-Драматическое Общество

Возникновению Мариупольского музыкально-драматического общества много способствовал частный кружок любителей сценического искусства. До утверждения Министерством Внутренних Дел Общества в 1884 году кружок любителей в г. Мариуполе довольно продолжительное время подвизался на подмостках местного театра, в клубах и местном земском доме. Любители сценического искусства давали спектакли с благотворительной целью и, благодаря своему старательному отношению к постановке пьес, пожинали лавры и имели материальный успех. Конечно, местная публика, охотно посещая спектакли любителей драматического искусства, всегда имела в виду то, что пред нею не «присяжные» актеры, а «добровольцы» искусства, облегчающие нужды страждущих.

Многим, несомненно, еще памятен кружок любителей драматического искусства, в котором большое участие принимали гг. Коростовцевы и Иваницкие.

Выдающимся по таланту любителем драматического искусства был В.Л. Шаповалов.

Затем, впоследствии, в лице Э.М. Батиевского, преждевременно умершего, сценическое искусство нашло не столько по таланту, сколько по энергии – просвещенного деятеля. Э.М. Батиевский долго лелеял мысль об организации в г. Мариуполе, вместо частного кружка любителей драматического искусства, «Драматическо-Музыкального Общества» и, благодаря тому, что на его мысль сочувственно откликнулось местное интеллигентное общество, был разработан проект устава Общества и послан в Министерство Внутренних Дел, которое утвердило устав. Цель мариупольского Драматическо-Музыкального Общества, как видно из его устава, подъем эстетического развития граждан г. Мариуполя путем устройства спектаклей, концертов и музыкальной школы; остатками же от своих доходов общество должно было содействовать нуждам образования юношества г. Мариуполя.

В первый год существования Драматического музыкального Общества, оно привлекло изрядный контингент членов – соревнователей и любителей; часто давались спектакли и концерты, куплен хороший рояль, выписывались ноты и пьесы Э.М. Батиевский, в качестве режиссера, вносил в дело много любви и энергии, чем удерживал членов-исполнителей от розни, свойственной провинциальным любителям сценического искусства.

Кроме Э.М. Батиевского существенную пользу Драматическо-Музыкальному Обществу приносили гг. Стахевич и Куколевский.

В эти-то дни начавшегося рассвета Общества умер Э.М. Батиевский. Преждевременная кончина этого почтенного деятеля печально отразилась на  большей или меньшей плодотворности существования Драматическо-Музыкального Общества: не стало руководителя по постановке спектаклей, вносившего в свое дело крайнюю старательность – деятеля, пользовавшегося большим уважением среди членов-исполнителей. Хотя впоследствии, в бытность председателем правления Драматическо-Музыкального общества г. И.А. Ковальского, и был приглашен в качестве режиссера опытный артист г. Лаптев, который со своей стороны, дельно руководил постановкой спектаклей, но, вследствие отсутствия между членами-исполнителями согласия пьесы ставились с большим трудом, что в результате привело к прекращению спектаклей.

В бытность И.А. Ковальского председателем правления Мариупольского Драматическо-Музыкального Общества,число членов его простиралось до 145, но, вследствие наступившего между членами Общества разногласия, разошлись вместе с членами-исполнителями и члены-соревнователи.

Преподаватели мужской гимназии, принимавшие посильное участие в Драматическо-Музыкальном Обществе, также ушли из него вследствие дезорганизации, появившейся в Обществе.

С этого времени Общество начало свое существование на бумаге, так как никаких признаков деятельности более оно не показывает. Правда, в последнем общем собрании Драматическо-Музыкального Общества, состоящем из немногих оставшихся членов его, был избран новый состав правления, но, уснув летаргическим сном, оно еще до настоящего времени не пробуждалось.

В силу изречения древнего грека: «сон и смерть между собой близнецы», можно заключить, что от летаргического сна, в который впало вышеупомянутое правление, менее шага к смерти Мариупольского Драматическо-Музыкального Общества.

Видно, что на Мариупольской почве эстетика произрастать и развиваться не может: здешние представители ее, вместе с поэтом, могут сказать «нам даны благие порывы, но совершить ничего не дано».

Печатное дело в Мариуполе

Печатное дело в Мариуполе возникло около 1870-1871 гг. первым открывшим типографию был дамский портной, еврей Соломон Горелик, но какова была эта типография, можно судить из того, что помещалась она в одной комнате с портняжной мастерской и состояла из одного деревянного печатного станка, при трех рабочих. В типографии этой невозможно было сделать набора 6-10 строк, одним сортом обыкновенного шрифта, так как его было весьма мало; краски приготовлялись самим содержателем типографии и печатные листы выходили настолько грязными, что с трудом можно было читать их.

В 1874 году Горелик вошел в компанию со своим родственником Губерманом и благодаря этому обстоятельству, типография несколько улучшилась: был приобретен еще один печатный чугунный станок и увеличено число сортов шрифта. Вскоре после того Горелик отказался от участия в компании и Губерман, выплатив ему его долю, сделался сам владельцем типографии. Он увеличил число рабочих до 6, краски же сами выписывал из специальных красочных типографских фабрик. Хотя работы в означенной типографии исполнялись сравнительно удовлетворительно, тем не менее заказы были самые ограниченные. Мариупольские учреждения печатали все необходимое в Екатеринославе, торговцы же Мариуполя не видели пользы от печатного дела и, таким образом, типографии приходилось исполнять лишь случайные заказы.

В 1876 году дворянин Лев Антонович Залюбовский, желая дать развитие типографскому делу в Мариуполе, вошел в переговоры с начальниками местных учреждений и, получив от них обещание заказов, поехал в Харьков, где и купил бывшую в действии типографию за 6000 рублей. Типография эта имела одну скоропечатную машину и до 50 сортов шрифта. После этого Губерману оставалось закрыть свою типографию, что он вскоре и сделал, продав ее Залюбовскому за 2000 рублей. Соединив обе типографии в одну, Залюбовский продолжал улучшать обстановку типографии. Число рабочих доходило до 12. Но стремления Залюбовского не увенчались успехом: типография не давала даже затраченных на нее средств и действовала в убыток, почему владелец ее, истратив на нее все свое состояние (около 15 тыс. руб.) продал ее за 4 тыс. руб. нынешнему владельцу типографии А.А. Франтову, бывшему тогда письмоводителем мирового судьи Я.К. Домонтовича.

Принятая от Залюбовского Франтовым типография состояла из одной скоропечатной машины в два наклада; шрифта же хотя и было около 20 пуд., но он весь был стар и избит. Много надо было употребить умения и энергии г. Франтову, человеку и без средств, и без всяких знаний в типографском деле, чтобы не только поставить типографию в то положение, в каком она теперь находится, но и уничтожить в жителях г. Мариуполя то предубеждение, какое они питали к печатному делу. Благодаря доверию, с которым отнеслись многие из горожан к г. Франтову, ему удалось достигнуть благоприятных результатов. Первое учреждение, сделавшее Франтову заказы, было Общество Взаимного Кредита. Затем последовали заказы от других учреждений и частных лиц, благодаря тому, что г. Франтов вовремя исполнял обусловленные работы, позаботившись о беспрерывном действии типографии, правильно рассуждал, что типография, как и всякое фабричное производство только тогда и может давать заработок, когда она будет в беспрерывном действии. Благодаря этому, типография скоро стала давать Франтову заработки.

Не довольствуясь этим, Франтов серьезно принялся за изучение типографского дела. В короткое время он изучил его до мельчайших подробностей как теоретически, так и практически, а результатом этого изучения было приведение типографии в такое положение, при котором она может исполнять всякого сорта работы без затруднения, благодаря чему район ее деятельности не ограничивается уже Мариуполем и уездом, но захватывает более обширное пространство. Благодаря любезности А.А. Франтова, мы имели возможность ознакомиться с наличным состоянием типографии в настоящее время. Состоит она из следующих предметов:

  1. Одной скоропечатной машины в два наклада, системы Зиглера, на которой можно печатать листы бумаги величиной в длину 1 арш. ¾ верш. и в ширину 14 верш.
  2. Одной скоропечатной машины для печатания мелких работ, форматом на писчий лист.
  3. Одной перфоривальной ручной машины для прокалывания игольчатых дырочек на бумаге.
  4. Одного станка линующего бумагу поперечными и продольными линиями.
  5. Одной карточно-резальной машины.
  6. Трех ручных нумеровальных аппаратов.
  7. Одной бумагорезальной машины.
  8. Двух литографских станков.
  9. Одной проволокосшивальной машины для сшивания книг и тетрадей проволокой.

Шрифта в типографии до 400 сортов; кроме того масса разных украшений, политипажей, виньеток и других материалов относящихся до набора, всего до 100 пудов. Типография А. Франтова могла бы издавать ежедневную газету среднего формата без ущерба для других работ.

Литографское заведение имеет 18 литографских камней разной величины.

Рабочих 22 человека. Содержание их обходится от 350 р. до 400 р. в месяц. Самая сильная работа выпадает на месяцы: ноябрь, декабрь, январь, февраль. самые незначительные на месяцы – май, июнь, июль и август, и, наконец, средняя – на месяцы: март, апрель, сентябрь и октябрь.

Кроме типо-литографии А. Фратов содержит книжный магазин.

По выслушании этих сообщений, все отправились в типо-литографию Франтова, которая находится недалеко от гимназии. Г. Франтов встретил нас довольно радушно, сам лично познакомил учащихся с устройством машин с ходом самого дела, с образцами своей печати и тут же, на глазах учащихся, набраны и напечатаны карточки: «Экскурсия Мариупольской Александровской мужской гимназии 23 апреля 1892 года» и розданы радушным хозяином всем на память.

После осмотра типографии всем ученикам позволено было пойти в оперу «Гугеноты».

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий