«ВРЕМЯ, КАК ШКВАЛ, РВЕТ ЖИЗНИ ПАРУСА»

Понедельник, Май 27th, 2013

Последние гастроли М. С. Щепкина в Приазовье

Это было летом 1863 года. По настоянию врачей М. С. Щепкин, гордость русского театра, выехал из Москвы в Крым на виноградный курс лечения. По пути он решил заехать в Ростов-на-Дону, где собирался сыграть два-три раза в спектаклях местного театра.

Надо полагать, что решиться на столь трудное для почтенного возраста путешествие (актеру шел 76-й год) его вынудил и недостаток материальных средств: большая семья, открытый, гостеприимный дом.

27 июня Щепкин приезжает в Ростов-на-Дону. Поезд медленно и мягко подошел к вокзалу. На перроне — встречающие, и среди них актеры гастролирующей в городе театральной труппы: Зубов, Немов, Александровский. При встрече они попросили Щепкина принять участие в бенефисном спектакле «Ревизор» ростовского режиссера Васильева. Михаил Семенович согласился.

Приезд прославленного актера вызвал живейший интерес у антрепренеров. Обычно Щепкин выступал на провинциальных театральных подмостках со своими лучшими ролями. Так произошло и на этот раз. Гастролировавшая в Ростове труппа антрепренера Ф. Надлера пригласила гостя сыграть городничего в «Ревизоре» и Фамусова в «Горе от ума». «Сначала он говорил бодро, — вспоминает драматург Несто Кукольник ,постоянно живший тогда в Таганроге, — но тихо: местами одушевлялся и срывал рукоплескания. Но вообще роль прошла слабо: лета и болезнь отзывались на каждом шагу».

В сборнике «М. С. Щепкин», изданном в 1914 году редакцией газеты «Новое время», приводятся и другие интересные воспоминания Кукольника о встрече с великим актером на даче драматурга под Таганрогом, которая состоялась в июле 1863 года. Рассказывая об участии Щепкина в спектакле в городе Ростове ,он упоминает и о малоприятном событии. Дело в том, что объявленный на 7 июля спектакль «Горе от ума» с участием столичного актера был отменен из-за малого сбора.

Неприятность с кратковременной щепкинской гастролью была не случайной. Жителям Ростова еще предстояло стать подлинными театралами, а тогда все было рассчитано на немногих богатых казаков, на купцов, по преимуществу греческого происхождения, и офицеров Кавказского корпуса, наездом бывавших в Ростове.

Вскоре после этого происшествия Щепкин стал собираться в дорогу. Его слуга Александр Алмазов вспоминает, что Васильев проводил из на пароход и они поехали в Таганрог. Там остановились в гостинице. В Таганроге они пробыли пять дней. Чтобы хоть немного отвлечься от грустных мыслей, усталый Михаил Семенович писал письма семье в Москву. Но и в письмах между ласковых строк к внучатам умещались и грустные мысли, тоскливые слова о жизни, старости. «Душой-то я, как будто и бодр, а тело мое становится мне поперек дороги», — писал он домашним.

В последнем письме, которое он отправил из Таганрога в Москву, отмечено: «12 июля выезжаю в Ялту».

«В тот день, — вспоминает Н. Кукольник, — возвратясь в Таганрог, я поспешил на пароход и нашел там Михаила Семеновича». Н. Вагнер, который ехал на одном пароходе со Щепкиным из Таганрога, в своих воспоминаниях «Из записной книжки старого туриста» рассказывает о том, что за час до отъезда привезли на пароход больного полного старика небольшого роста. Он задыхался, постоянно стонал. Это был знаменитый русский актер М. С. Щепкин.

В Таганрогском порту Щепкина провожали Н. Кукольник и хорошая знакомая актриса Л. Алферани. С душевной болью прощался артист с друзьями. У пристани собрались театралы, гимназисты старших классов, местная интеллигенция. Многие из пассажиров вышли на палубу и с любопытством глазели на знаменитость. А он стоял в окружении провожающих «… и сильно жаловался на болезнь, на скуку, и, хотя здоровье его было незавидным, но и мысли о близкой его кончине на ум не приходило», — вспоминает Кукольник. Пароход медленно отчалил от пирса и вышел в море. Плавание выдалось неудачным. Пароход часто останавливался — машина то и дело выходила из строя. Труба сильно дымила. Щепкин в сопровождении слуги подолгу стоял на палубе, смотрел на волны и с грустью вспоминал события последних дней.

Судно заходило во все порты. Длительные стоянки позволяли пассажирам знакомиться с Мариуполем, Бердянском, Керчью. В Керчи он остановился и в течение недели сыграл два спектакля. В Ялту прибыл 21 июля.

Конечно, хотелось бы узнать подробности о том, знакомился ли Щепкин с Мариуполем во время стоянки парохода или — еще лучше — прочесть его путевые заметки. Но таких заметок нет. Нет об этом и воспоминаний современников. Правда, мы имеем писарскую запись рассказа слуги Щепкина Александра Григорьевича Алмазова о последних днях артиста, сделанную в 1863 году и опубликованную в 1892 году в журнале «Театральный мирок» (№32). Но, к сожалению, воспоминания имеют хоть и незначительные, но все же сокращения, которые приходятся как раз на время переезда из Таганрога в Керчь.

И все же Щепкин побывал проездом в нашем городе.

23 июля в Крыму артист выступил во дворце Воронцовых в Алупке. Он читал монолог Симона из водевиля Совата «Матрос»:

Безумец, ты забыл, что время,

Как шквал, рвет жизни паруса…

Когда Щепкин декламировал эти строки, многие сидевшие в зрительном зале не могли сдержать слез.

Через три дня тяжело заболевшего артиста привезли в ялтинскую гостиницу, где он скончался 11 августа 1863 года.

На Пятницком кладбище в Москеве на его памятнике из большого камня начертана надпись: «Михаилу Семеновичу Щепкину. артисту и человеку».

 

Аркадий ПРОЦЕНКО.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий