Юрий Коваленко

Четверг, Февраль 24th, 2011

Что и говорить, в течение десятилетий кинематограф был кумиром для миллионов людей. Неудивительно, что многие молодые люди мечтали стать кинематографистами: актерами и актрисами, режиссерами и операторами. Но только для единиц мечта сбывалась, для самых талантливых, самых настойчивых, самых трудолюбивых. Среди них был и наш земляк — кинооператор и журналист Юрий Коваленко.


По фотографиям, хранящимся в его личном архиве, можно изучать географию. Вот он в Германии, в Кельне на  молодежной встрече. У Белого дома в Вашингтоне среди многочисленной разноплеменной группы операторов и фотокорреспондентов. В Антарктиде на Полюсе недоступности. На Северном полюсе среди отважных участников экспедиции Дмитрия Шпаро, на лыжах добравшихся на макушку Земли. Карточки аккредитации. Они рассказывают о событиях новейшей истории, которые довелось снимать своей кинокамерой Юрию Коваленко в разных странах. Олимпийские игры, встречи на высшем уровне, партийные съезды и пленумы, сессии Верховного Совета СССР и Съезды народных депутатов.

Вот что Юрий Александрович рассказал о себе в относительно недавнем телевизионном интервью:

–  С Мариуполем у меня связан десятилетний период жизни  –  с сорок восьмого по пятьдесят восьмой год. После этого прошло много лет, но этот город и сейчас остается для меня родным и близким – здесь живут моя сестра и два брата, их дети. В 1956 году я окончил известную в те времена четвертую мужскую школу, дореволюционное здание, в котором она находилась, и сейчас стоит на углу Евпаторийской улицы и улицы Артема. Именно тогда я решил для себя, что хочу поступать во ВГИК – Всесоюзный государственный институт кинематографии. Но отец, работавший на заводе «Азовсталь», настоял на том, чтобы я продолжил дело династии. Пришлось поступить на вечернее отделение местного металлургического института и трудиться одновременно на производстве. Местом моей работы стала паровоздуходувная станция доменного цеха «Азовстали».

И, тем не менее, я продолжал мечтать. Практически с третьего курса института я уехал в Москву и попытался поступить во ВГИК с разгону. Приехал мальчик из провинции, судьба которого на вступительных экзаменах была предопределена. Я не был готов к поступлению, но получил сразу серьезный урок.

Я устроился на Центральную студию документальных фильмов. Работал ассистентом кинооператора. Вскоре мне повезло – предложили отправиться в составе съемочной группы в Антарктиду. Это была прекрасная профессиональная школа. Год, когда практика перед тобой. Лютый холод, тяжеленная аппаратура – снимали панорамный фильм об Антарктиде. Но это было начало профессии.

Вернувшись в Москву, я вновь сделал попытку поступить во ВГИК, теперь уже на режиссерский факультет, а не на операторский, как раньше. К сожалению, снова провал. Тогда, чтобы не тратить время зря, я поступил в Московский историко-архивный институт. И уже заканчивая его, успешно сдал приемные экзамены и был принят во ВГИК уже в солидном возрасте, мне было двадцать семь лет. Мне удалось окончить институт за два с половиной года, и закончить с отличием. Это были прекрасные, пожалуй,  самые лучшие времена в моей жизни. Параллельно я защитил дипломную работу, как журналист.

К тому времени я работал в Агентстве печати новости (АПН). Передо мной встал выбор: остаться в АПН или идти на телевидение. Я выбрал второе. Показал два своих фильма на конкурсе Центрального телевидения. Конкурс прошел. Мне предложили работу в творческом объединении «Экран». И я начал там работать. Это было в 1972 году. Но с юношеских лет была страсть к путешествиям. И она меня заставила уйти в главную редакцию информации, где я и проработал двадцать пять лет. Эта работа была связана с ежедневными поездками, с командировками и экспедициями. В общей сложности я проехал, наверное, около семидесяти или более того стран, был на всех материках, на всех континентах.

«Время» была главной политической программой советского телевидения, неудивительно, что две трети ее верстались из политических материалов. Я начал снимать в Кремле, получив допуск туда еще во времена Хрущева. И это был интересный период для нас, репортеров, телевизионных журналистов. Потому что мы жили надеждами, что вот придет время, будет коммунизм, и все изменится, и все будет по-другому. Но это были, конечно, только надежды. Потому что на смену Хрущеву пришел новый политический лидер – Брежнев…

Моя профессия дала мне возможность побывать на всех событиях мирового значения, которые проходили в эти годы. Хельсинкское соглашение, конференции, встречи лидеров стран Европы и Америки, визиты государственных деятелей. Фильмы, которые я делал со своими коллегами, -  а фильмов этих более ста, конечно, были политическими. Они есть в архивах, их часто используют для монтажа сейчас, уже переосмысливая события советского периода.

Почти семь лет я проработал в ФРГ, в Бонне корреспондентом. В сферу деятельности нашего корреспондентского пункта входили Германия, Австрия, Швейцария, Бельгия, Голландия и Люксембург. Кроме того, мне приходилось выезжать в другие страны по заданию руководства редакции или руководства Гостелерадио. Таким образом, я могу сказать, что Европу я хорошо знаю. Ее я проехал на машине, посетил практически все европейские страны. В период перестройки, обновления нашего общества, мне довелось работать в пресс-службе М.С.Горбачева, с делегациями, которые он возглавлял, побывал в Америке, Великобритании, на Кубе, в странах социалистического лагеря, в Китае.

Как профессиональный журналист и кинооператор-документалист, я работал и в жанре авторского кино. По собственной идее писал сценарий и снимал фильмы, монтировал их и сам озвучивал.  Последние пятнадцать лет работал в Австрии. Писал для белорусских и украинских изданий, мои корреспонденции печатали российские газеты «Московский комсомолец», «Трибуна» и «Труд». Этот период продолжался до декабря 2006 года, когда пришло решение закончить деятельность, связанную с профессией, которой я посвятил многие годы. Появилось желание изложить пережитое в книге, естественно переосмыслив события прошлого, рассказать читателям о встречах с известными на всю страну людьми. А таких встреч было много.

Мне посчастливилось работать и дружить с телеведущей Нинель Шаховой, которая вела в программе «Время» передачи о событиях культурной и литературной жизни в стране. В процессе съемок этих передач были удивительные встречи с неподражаемым Иннокентием Смоктуновским, великолепной польской киноактрисой Барбарой Брыльской, актером и режиссером, руководителем МХАТ им. А.П.Чехова Олегом Ефремовым, с режиссером Алексеем Симоновым, сыном писателя Константина Симонова  и многими другими выдающимися деятелями театра, кино, изобразительного искусства и литературы. Подлинными событиями были открытия театральных сезонов в Москве, празднование юбилеев живых классиков.

Я до сих пор вспоминаю юбилей Майи Михайловны Плисецкой, ее блистательный выход на сцену Большого театра. Надо отдать ей должное, она ведь до сих пор танцует. Многие знают, в каком она возрасте. Это событие мне запомнилось вот почему. После съемок спектакля в зале мы с журналистом пришли в гримуборную великой балерины и взяли у нее для программы «Время» интервью. И личная благодарность, которую я заслужил от Майи Михайловны, был ее поцелуй. Фотографию, запечатлевшую это событие, я храню, как драгоценную реликвию.

Это правда, что журналисты и кинооператоры – международники видят мир во всем его многообразии. Но, правда и то, что их профессии связаны с опасностью, иногда с угрозой для жизни. Вот один случай. Это было в 1991 году. На Балканах шла война. Сотрудники «Гостелерадио» журналист Виктор Ногин и кинооператор Геннадий Куринной выехали 1 сентября в командировку для того, чтобы сделать сюжет о военных событиях, боях, которые шли на границе, на территории Боснии и Герцоговины. И в этот же день они должны были выйти в эфир уже из столицы Хорватии Загреба. В Хорватию они не доехали, пропали без вести. Мне пришлось дважды выезжать на поиски моих коллег. Мы нашли их сгоревшую машину, нашли ключи от служебных «Жигулей» Геннадия Куринного. Этот автомобиль оставался в Белграде.

Поиски привели нас с главным редактором программы «Время» Александром Анциферовым в лагерь военнопленных. Кто-то из хорватов будто бы видел там советских журналистов. Выяснилось, что это был блеф. В это время мы попали в руки сербской контрразведки. Это произошло в горах, когда вопрос стоял между жизнью и смертью. Людей охочих, так сказать, до крови с одной и другой стороны было достаточно много, вопрос решался минутами. Уже были подняты автоматы. В конце концов, нам вынесли другой приговор, не расстреляв, нас посадили в тюрьму. Случаи, связанные с риском, были у меня во многих местах, в так называемых горячих точках, в том числе и на территории бывшего Советского Союза. Это Молдавия, это Приднестровье, Сумгаит и Нагорный Карабах.

Сейчас уже, анализируя прожитые годы, я считаю, что, как бы ни сложно было, как бы не трудно было, жизнь моя удалась. Я прошел и получил то, о чем я мечтал, и то, что я хотел увидеть и узнать».

Записал Сергей БУРОВ.

2008 год.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

3 Responses to “Юрий Коваленко”

  1. …»Почти семь лет я проработал в ФРГ…в сферу деятельности нашего корреспондентского…-???-входили…»sorry :-)))

  2. С меня уже магарыч! )))))

  3. Не наработал ещё на магарыч. Простите старого буквоеда-ворчуна:-)))

Оставить комментарий