ЗАБИВАЮЩИЕ “ГВОЗДИ”: Памяти Александра Расчупкина

Среда, Январь 30th, 2013

Продолжаем публикацию воспоминаний Александра Андреевича Расчупкина,  записанные Семеном Гольдбергом и опубликованные в его книге «Встречи без расставания»…

«Сегодня много говорится о наших ошибках и упущениях, о том, кто прав, а кто виноват, по чьей вине оказались мы теперь в незавидном положении. И я нередко раздумываю: а не тогда ли, в те годы, были созданы предпосылки тех ошибок, которые стали явными сегодня?

Думаю сейчас о многих руководителях, которые работали и до нас, и после нас. Вот, скажем, один из недавних председателей райисполкомов напечатал в “Приазовском рабочем” статью — такую своеобразную исповедь, в которой, в частности, говорит, что вроде бы и была у него власть и вроде бы не было ее, не было прав и так далее.

Что можно сказать на это? Права надо брать, а не ждать, пока их дадут. А он своей статьей фактически расписывается в беспомощности. Приведу такой пример. Когда меня убедили в необходимости перейти с завода на советскую работу и я пришел в райисполком и начал принимать дела у тогдашнего председателя, вернее — у бывшего председателя, оказалось, что дел никаких не было, так что происходила только устная их передача. И вручил он мне при этом металлический гвоздь-сотку. Спрашиваю: что это? Отвечает, что у его письменного стола давно уже нет ручек и этим гвоздем он открывает дверцы, когда надо достать бумаги. Интересуюсь: “А рынок в вашем ведении?” — “В моем”. Звоню на рынок директору и спрашиваю, продаются ли у них ручки для письменного стола, есть ли плотник. В общем, пришел плотник, прибил ручки к столу, а на память подарил я бывшему предисполкома этот гвоздь.

К чему я это рассказываю? К тому, что таких безруких, безынициативных работников немало я повидал, они были тогда, есть и сейчас. И забитые ими в разные годы “гвозди” мы и по сей день не можем вытащить: результаты их действий, а вернее, бездеятельности и бездействия, их некомпетентных решений сказываются и сейчас во всем, они-то и привели к теперешнему развалу.

Кстати, поскольку я сейчас рассказал о начале работы в должности председателя Ильичевского райисполкома, вспоминается еще одна подробность того первого дня в далеком уже теперь пятьдесят седьмом году.

Так вот, первый раз прихожу утром на работу в исполком, смотрю — у моих дверей стоит человек на деревянном протезе. Думаю: вот это и есть мой первый посетитель.

-          Вы ко мне?

Он улыбается и отвечает:

-          Александр Андреевич, я ваш кучер. У нас линеечка, мы на лошадке ездим.

Говорю ему что-то в таком духе: мол, я не сын Тараса Бульбы, на лошадях не езжу и вообще председателю исполкома такого промышленного района не пристало, наверное, ездить на лошадке. Но экипаж свой, говорю, содержите в порядке, в рабочем состоянии. А тут как раз из города звонок — приехала из Киева комиссия, надо ей побывать в школе на Волонтеровке. Предложил я им нашу лошадь, наш выезд. Комиссия отказалась. А меня вызвали в горисполком “разделывать”. Подробности пересказывать не буду, скажу только, что на следующий день райисполкому дали легковую машину, “Шкоду”.

Трудно судить, как оно получалось у меня на деле, но все- таки всегда старался вникать в заботы и нужды людей, ставить себя на место каждого пришедшего в исполком по делу человека, чаще встречаться с избирателями. Конечно, душевного спокойствия и здоровья это не прибавляло, но тут уж ничего не поделаешь — такая работа. Помню, так было заведено в те годы: постоянно информировать население о том, что и как решают партия и правительство, что делается в городе, что строится, какие есть трудности. Это все руководители делали, и я, конечно, тоже. Бывал в окраинных поселках, разговаривал с местными жителями. Скажем, рассказывают, что нет в поселке хлебного магазина. Все старались решить быстро, открывали пусть маленький и неказистый, но все-таки магазин. И люди сразу ощущали внимание к ним со стороны властей.

Насколько могу судить, сейчас не всегда ощущаются влияние и сила местных органов власти, далеко не всегда видны их конкретные действия. Смотришь и слушаешь сессию Верховного Совета Украины и диву даешься тому, что там происходит. Такое ни смотреть, ни слушать не хочется.

Без малого пятьдесят лет я в партии. Я всю свою жизнь работал не для Сталина, а для народа, в годы войны мы ни дня выходного не имели, все делали для Победы, для общего дела. Голодные, холодные, уставшие, мы выпускали танки, с помощью которых сохранили нашу страну, нашу Родину. А сейчас те, кто не нюхал пороху, кто не испытал той нужды, тех тягот, что достались нам, и тех бедствий, теперь они критикуют все и всех.

Могу сказать о себе. Живу в Ильичевском районе в обыкновенном одноэтажном доме старой, еще начала века, постройки, в небольшой квартире. Когда мне исполнилось семьдесят лет, приезжали меня поздравить руководители города. Спрашивают: “А почему у вас всего две комнаты? Очень скромно вы живете”. А сколько мне надо? Мне нужно столько, сколько положено нормальному, обыкновенному человеку. Из всех руководителей городских, кажется, один я остался в таком старом, дореволюционной постройки жилье.

И снова возвращаюсь в мыслях ко многим обнаружившимся сейчас ошибкам, провалам, недостаткам, думаю о том, не заложены ли причины, вызвавшие их, еще раньше — двадцать, тридцать и больше лет тому назад? И прихожу к выводу, что так, скорее всего, оно и было. Наверное, и тогда что-то делалось не так, как положено, и мы к этому причастны.

Вот небольшой и, на первый взгляд, не относящийся к теме нашего разговора пример. Когда я начал работу в исполкоме горсовета, поинтересовался, как будет обстоять дело с приростом населения в нашем городе до 1980 года. Мне дали справку, что населения будет примерно 400 тысяч человек. А фактически потом оказалось на 100 тысяч больше. А ведь с этим многое связано. Значит, то, что было заложено в генплане, не соответствовало истинному положению вещей, плохо учитывало реальность.        ,

Да, произошло это из-за бурного развития промышленности. Но ведь все надо было предвидеть и учитывать. Однако упустили, не учли и пришлось потом все перестраивать. Вынуждены были ехать в Харьков, в “Гипроград”, и ставить вопрос о пересмотре генплана развития города. Этот случай — один из тех самых “гвоздей”, о которых мы говорили».

 

КТО ВИНОВАТ — МЭР ИЛИ СИСТЕМА?

 Часто мы твердим: план — не догма, а руководство к действию. Так вот, жизнь наша такова, что часто преподносит различные сюрпризы, и тут уж становится не до строгого выполнения плана, всего, что намечено. Про новый аэропорт я уже рассказывал. А вот еще пример.

Многие старожилы, наверное, помнят, что раньше канализационные стоки сбрасывались в море прямо на городском пляже. Как-то на встрече с горожанами одна женщина спрашивает меня: а не вредно ли это для здоровья купающихся? Что я мог ей ответить? Во всяком случае, одно из первых дел, что я сделал, став председателем горисполкома — это было в 1958 году, — отправился в облплан, и одному богу известно как, но как-то все лее сумел “выбить” средства на строительство главного коллектора. Старожилы, может быть, помнят, как в самый разгар

купального сезона мы рыли траншею вдоль всего пляжа и построили эту самую канализацию, сделали на ней аварийный сброс на расстоянии восьмисот метров от берега — на случай аварии; предусмотрели выбросы на опытные поля орошения колхоза “Шлях Ильича”. А если работать только по инструкции, то можно было все оставить как есть, ничего не делать.

Увы, но некоторые руководители на местах — в районах, на предприятиях — и в те годы тоже действовали робко, с оглядкой, все выжидали чего-то, надеялись на указания “сверху”. Безынициативность — с этого начались многие наши беды. Что и говорить, большое внимание уделялось промышленному Строительству — такие “веяния” шли из центра, и совсем мало, повторяю, думали о человеке, условиях его жизни, создании надлежащего соцкультбыта. Все поглядывали на партийные органы: что там решат? А уж чтобы инициатива шла от людей, чтоб она от низов подпирала — это не очень поощрялось. Так что зачастую промахи и провалы были не от того, что хозяйственный руководитель или мэр плохие (конечно, это не исключалось, бывало и бывает и такое), а из-за серьезных недостатков всей системы руководства хозяйством, работы Советов и их взаимоотношений с партийными органами. А надо было — и сейчас это так же актуально — опираться на Советы и волеизъявление населения.

Сейчас только и разговоры о том, как нам выйти из кризиса, как преодолеть его. Мое мнение — а жизнь ведь прожита немалая, пришлось через многое пройти, многое повидать и испытать — на этот счет такое: если мы не поставим все в должные рамки, не добьемся настоящей дисциплины везде, у нас ничего не выйдет, не получится, дело не пойдет. Сейчас дисциплины нет. Куда ни посмотришь, не только лучше не становится, наоборот — все хуже. Посмотрите, какой грязный у нас стал город, везде мусор. Это от того, что нет дисциплины и порядка.

 

1990 — 1997 гг.

Семен ГОЛЬДБЕРГ

«Встречи без расставания».

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий