Загородные площади старого Мариуполя

Воскресенье, Декабрь 8th, 2013

В Мариуполе, кроме площадей, образовавшихся среди заселенных кварталов «старого» города: Базарной и ее частей – Рыбной и Соборной, Карасиевской, Марьинской и Привокзальной, на западной окраине, на землях так называемого выгона, образовались еще Покровская и Кафайская площади. 

Центр Покровской площади находился там, где теперь наша так называемая административная площадь. Свое название она получила от ярмарок, которые там проводились, и на которые съезжались купцы и производители продукции со всей округи. А Горсовет наш стоит как раз на том месте, где торговали лошадьми и фуражом (сеном и зерном). Эту часть площади называли еще и Конной. А соседнюю — Ярмарочной.
Сначала крайней городской улицей тогда фактически была Константиновская (теперь Энгельса). Жилых домов за ней уже было не много, а преобладали постройки промышленного и торгового назначения. Среди них отметим уездное казначейство и 7-й винный склад (ликеро-водочный завод). А за ними, фасадами на площадь выходили лесоторговые склады братьев Кебабчи, Н. Гурари и Б. Зегельмана, Ф. Меликова и Ш. Рысс — на их базе затем работала местная мебельная фабрика (вплоть до начала возведения здания Дома бракосочетания).
А за водонапорной башней стояли, обнесенные высокой стеной, тюремные бараки. От них, через Сенной переулок была пожарная команда, и рядом — корпуса заводика металлоизделий.
На месте нынешней кондитерской фабрики стояло несколько домов (один – двухэтажный, административный), и располагались склады круглогодичной торговли хлебным зерном И. Матецкого (позднее там тоже работала небольшая кондитерская).
Сама Покровская площадь и соседние пустыри постепенно застраивались. Так, на удалении более версты от городской черты построили больницу — вдалеке, потому что там были инфекционное и венерическое отделения. А возле поселка, называвшегося Шишманкой, поднялось самое большое на то время в городе здание – епархиальное женское училище (теперь корпус университета).
Напротив тюрьмы, где раньше торговали сеном и фуражным зерном, было и несколько жилых домиков. Позднее там построили и два одинаковых, стоящих один за другим, многоэтажных дома, посредине с полукруглыми эркерами (третий, примерно такой же дом, есть и возле сквера).
Теперь на административной площади стоит 9-этажный дом-башня (пожалуй, первый в городе), в котором находится контора связи «Киевстар». А когда-то на этом месте был глубокий колодец с хорошей питьевой водой, где на ярмарках поили людей и лошадей.
История колодца примечательна тем, что согласно легенде, в него якобы сбросил свои драгоценности Нестор Махно, когда отступал из города под натиском регулярной армии. Потом колодец завалили мусором. Вернуться же за ними ни легендарному «Батьке», ни его друзьям так и не пришлось.
Когда строили дом, колодец забетонировали. Так что, если и были там сокровища, то теперь они захоронены навечно.
В середине позапрошлого века за Кленовой балкой, на землю бывшего хутора Матесова перенесли городское кладбище, которое до этого было над обрывом, где теперь Городской сад. Тогда же продолжение улицы Митрополитской до нового кладбища стало называться Кладбищенской дорогой, а в народе сложилось выражение — о том, кто умер, говорили: «отправился на Матесов хутор».
За кладбищем дорога уходила в направлении села Никольского (Володарского) и далее в Александровск (Запорожье).
На рубеже веков на Кладбищенской построили техническое училище и рядом — жилой дом для преподавателей. За училищем, перед балкой начиналась и другая дорога — в уездный Бахмут (Юзовка тогда еще не имела такого большого значения, какое теперь имеет Донецк).
Дорога эта стала называться улицей Бахмутской, и шла она вдоль балки вниз (примерно там, где теперь улица Казанцева) к старому мосту через Кальчик (вблизи трамвайного депо №3). А когда построили известный «красный» мост и путь на Бахмут несколько изменился – он проходил через сады совхоза им. Ворошилова –название улицы стало «им. Ворошилова».
Уже в советское время, когда готовились к пуску трамвая, его депо соорудили южнее Кладбищенской дороги. А на пустырь между ними со старого базара постепенно переместился и привозный рынок (торговля там велась круглогодично). Это торговое место в городе, называвшееся также Привозом и Сенным базаром, находилось там вплоть до того времени, пока не было принято решение перенести туда и весь центральный городской базар. Тогда там и построили наш современный крытый рынок.
Напротив жилья учителей училища были корпуса паровых мельниц и макаронной фабрики А. Трегубова и С. Гоф (здание сохранилось, за заправкой). Рядом с ними было сооружено 4-х классное мужское училище, потом в нем была 5-я украинская школа, а теперь – там милиция.
За училищем стояли амбары зерновых мельниц. Вспоминается, что сразу после войны там изготавливали лапшу – такие толстые пластины бело-голубого цвета (словно из мела), с продавленными канавками, по которым надо было вручную разламывать их на отдельные полоски.
Пустырь за техническим училищем, куда выходили Евпаторийская и Кафайская улицы, стал называться Кафайской площадью.
На ней в 1932 году приглашенные американские строители возвели в стиле конструктивизма здание хлебозавода (его стали называть «100-тонным», вероятно, имея в виду общий вес выпекаемого хлеба).
Американцы были деловые и веселые люди, поражавшие жителей округи своими яркими касками на головах и комбинезонами с множеством карманов, из которых торчали молотки, гаечные ключи, отвертки и линейки. Они же, для будущего руководства этого завода и строящейся «Азовстали», невдалеке (на улице Артема, возле остановки трамвая) построили и жилой дом, с колонами и пилястрами, явно отличающийся архитектурой от всех остальных Мариупольских построек! Такие дома встречаются в старых кварталах Нью-Йорка и Филадельфии.
Территория за хлебозаводом, вплоть до заливных лугов в пойме реки (теперь называемая площадью Кирова), быстро застроилась жилыми усадьбами новоселов. Далее строить запрещалось, ввиду высокого уровня подпочвенных вод.
Примечательно, что только наши доблестные послевоенные архитекторы, которым, как и властям, никакие законы не писаны, это «гиблое» место застроили «девятиэтажками». И вот теперь приходится тратить уйму денег на постоянные ремонты и подвалов зданий, и всех коммуникаций, находящихся постоянно в мокром грунте.
При застройке указанных площадей крайней улицей уже стала новая, которая протянулась от мариупольского полка, «поселившегося» в здании епархиального училища, и до самого хлебозавода.
Сначала ее называли Покровской, позднее, когда ее соединили с Морским спуском, она стала называться имени писателя Ивана ФранкО. Хотя, как у нас принято коверкать слова при произношении, жители ее называли «ФрАнко» (а это ведь был испанский фашист!).
Во время реконструкции поселок за хлебозаводом снесли, а улицу продлили до реки (и далее), переименовав в проспект Металлургов.
Но вернемся на бывшую Кафайскую площадь!
Среди экспонатов недавней юбилейной выставки в городском музее краеведения привлек внимание проект земского арестного дома, рассчитанного на 60 арестантов. Построить его планировалось в Мариуполе в начале прошлого века.
Однако, после рассмотрения проекта в Екатеринославском губернском тюремном управлении, к нему были предъявлены замечания. В частности, нам рекомендовали «умерить аппетиты» — сократить число арестантов, уменьшить площадь приемного вестибюля, снизить высоту помещений и сделать камеры поменьше. Это существенно уменьшило бы расходы казны на его сооружение и содержание.
Вероятно автор проекта, а им был наш известный архитектор В. Нильсен, внес соответствующие изменения в проект и затем, как свидетельствуют документы, это здание было в 1907-1908 годах возведено на выделенном месте — на Кафайской площади.
Вокруг дома был обнесенный забором двор со вспомогательными постройками.
Смотрителем арестного дома в предреволюционные годы стал надворный советник Степан Андреевич Дубский, для проживания которого в доме имелась квартира. Было там и помещение для сторожа. Посещать заключенных разрешалось ежедневно с 9 до 10 часов утра.
После революции, в первые годы новой власти здание использовала ЧК по прямому назначению (неизвестно, сколько жизней было загублено в его стенах). Дальнейшая же судьба здания оставалась не известной, и считалось уже, что оно утрачено. Однако!…
Можно только удивляться дальновидности замечательного зодчего Виктора Александровича. Рисуя фасад арестного дома для эскизного проекта, он, как бы, между прочим, внес туда одну маленькую деталь, благодаря которой «привязал» будущее здание к местности, то есть — указал, где будет стоять новый дом. Этой, на первый взгляд, незаметной деталью была верхушка известной всем водонапорной башни.
И теперь, придя примерно на то место на бывшей Кафайской площади, откуда можно было бы увидеть ту самую верхушку башни, и где мог бы находиться этот дом, перед нами оказывается стоящее до сих пор старинное двухэтажное здание из красного кирпича, почти такое же, как изображено на упомянутом музейном чертеже. Находится этот дом на улице Евпаторийская, 70.
Поразительно, но фасад здания почти совпадает с первоначальным проектом арестного дома. Думается, что это и есть (процентов на 99,99!) тот самый земский арестный дом.
Кроме того, упомянутая верхушка башни выглядит несколько иной, чем теперь она есть, после ремонта. Зная скрупулезность Виктора Нильсена во всем, можно полагать, что первоначально башня выглядела иначе!
Войдя же внутрь здания, убеждаешься, на сколько рационально переработал свой первый вариант архитектор, чтобы сократить расходы на его возведение. Он уменьшил размеры здания, уменьшил вестибюль и более эффективно использовал второй этаж. И на главном фасаде было сокращено количество украшающих элементов.
Мало того, эта находка городской археологии позволяет уточнить и местонахождение, и примерные границы бывшей Кафайской площади.
Кто же проживал в этом доме в довоенные годы? Удалось выяснить, что уже в конце 20-х оно было передано лесному хозяйству. Первый этаж занимала контора, а на втором — проживали работники лесхоза.
Во время войны здание сгорело, частично разрушились стены второго этажа и квартиры смотрителя и сторожа. После оккупации «лесники» восстановили свой дом почти в первоначальном виде. Только вверху пришлось частично убрать парапет, мешавший ремонту крыши.
В здании и сейчас находится Государственное предприятие «Приазовское лесное хозяйство». В нем сделан добротный капитальный ремонт, что позволит зданию еще долгие годы прослужить людям.
Думается, что это здание должно быть включено в число памятников мариупольской архитектурной старины.

Олег Карпенко,

18.02.09.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

3 комментария to “Загородные площади старого Мариуполя”

  1. Добрый день, а существуют фотографии или картинки этого здания. в первоначальном виде???

  2. Нет, не удалось найти.
    Заходите на форум «Старый Мариуполь» — там много интересных фото.
    http://vse-grani.com/viewforum.php?f=56

  3. В статье упоминается хутор Матесова и якобы он находился за Кленовой балкой. Действительно ли он находился за Кленовой балкой или может все-таки за оврагом Мултыховой, как обозначено на этом плане https://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%86%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%96%D1%8F_%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%96%D1%83%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8F#/media/File:Mariupol_map_1826.jpg

Оставить комментарий