Жданов – Мариуполь…

Вторник, Ноябрь 30th, 2010

… как это было…

Необходимое послесловие

Этот очерк был написан в 1989 году, сразу после известного  Постановления ЦК КПСС об отмене правовых актов, связанных с увековечением имени А.А. Жданова. Нам, живущим с некоторых пор в городе  Жданове, хотелось знать, имя какого человека мы носили.

Адресовал очерк я в газету «Ветеран», активно поддерживающей перестройку. Вроде бы все было хорошо, с редакцией договорено (по телефону) и газета уже была готова опубликовать мой материал. Но, узнав, что автор прямо-таки неприлично молод для такой серьезной статьи (мне было 23 года), отказала в публикации.

Вы припомните, как в то время (я имею ввиду конец  80-х ) пресса нашего Приазовья как-будто дала обет молчания. На ее страницах не появилось ни одной вразумительной статьи или поясняющей заметки о личности А.А. Жданова. Это сделали за них центральные массовые издания, восполнившие этот пробел в нашей трагической истории. А ведь мариупольцев это касалось, как никого другого, но… Еще свежи воспоминания 1989 года, они ещё не канули ни в Лету, ни в прошлое, ни куда бы то ни было.

Центральный Комитет бывшей доблестной КПСС не существует ныне.  Стирается (или уже стерлось) из обихода и имя Жданова. Но осталась память, и не только для дотошных историков, память, которую не вытравишь  из сознания людей.

Что-то схожее чувствуется в датах 1937, 1938, 1939 и 1987, 1988, 1989 годах. Так и тянет провести параллель в истории,  вспомнить тезис о том, что все повторяется в этом бренном мире. Но историков предостерегают  проводить эти самые параллели — опасно. Этого не любил делать даже незабвенный  Иосиф Виссарионович Сталин.

Но все же: разве мы не можем видеть, что механизм  «вычеркивания»  различных личностей из исторического процесса остался прежним вот уже на протяжении стольких веков. Раз – и нет  неугодного человека. Ни в истории, ни в жизни, ни в памяти. Остается сиять только чернильная клякса…

Мы призваны не осуждать  и чернить прошлое (уж коль мы иногда туда забираемся) – а оставить для потомков просто правдивую (хотя бы по возможности!) историю, — как  все было, как есть  сейчас…

Обратимся к истокам нашего повествования, вернее – к его «необходимому послесловию».

Началось все в жаркий день 1948 года. 31 августа скончался на подмосковной даче Андрей Александрович Жданов,  секретарь ЦК КПСС. Партийным бонзам не пришлось долго тыкать пальцем в карту СССР, подыскивая городок, который можно было бы «окрестить» его именем. Вспомнили, что А.А. Жданов родом из приморского Мариуполя, почти земляк Ворошилова. И вот оно, почти готовое решение, которое и предопределило судьбу нашего города, точнее, судьбу его наименования на долгие десятилетия.

Решением правительства от 22 октября 1948 года за №3956 «Об увековечении памяти А.А. Жданова», наш город стал носить его имя. Родное и вековое «Мариуполь» сменилось четким и отрывистым -  «Жданов». Конечно же, это было сделано «по горячим просьбам трудящихся города». Спешно был организован   траурный митинг, который состоялся 2 сентября 1948 года (см. фото) при огромном стечении народа, возле дома, где, как считали, родился А.А. Жданов. С той поры и поплыл наш город в будущее, как-то попривыкнув к своему новому имени. (Через 40 лет он налетит на  громадные рифы возмущения и негодования, и вновь озарится старинным сиянием имя Мариуполь).

Если обратиться к тому недалекому прошлому и посмотреть, какая типографическая продукция, связанная с именем А.А. Жданова,  выходила из-под печатного пресса в нашей крае -  мы увидим вполне  обозримое  море литературы, — всевозможные буклеты, наборы открыток, путеводители. Все это «достоверно» рассказывало нам о жизни и деятельности А.А. Жданова, публиковались и его портреты, — так что мариупольцы (все-таки мариупольцы, а не ждановцы) могли его узнать в лицо.

К 200-летию города, в 1978 году, Министерство связи СССР выпустило конверт с цветным изображением рисунка памятника А.А. Жданову (рисунок выполнил художник В. Бейлин). Сейчас это нумизматическая редкость, доступная немногим коллекционерам.

8 сентября, в пятницу 1978 года, к 200-летию города, вышел прекрасно  оформленный,  цветной номер газеты «Приазовский рабочий» (сейчас это тоже редкость, тираж был всего 5500 экземпляров), который сообщил указ президиума Верховного Совета СССР «О награждении города Жданова Донецкой области орденом Октябрьской Революции». Подписал в Кремле 7 сентября 1978 года Л.И. Брежнев. Так город у моря стал дважды орденоносным (в 1971 году Жданов был награжден орденом Трудового  Красного Знамени ).

Весьма занимательно ныне открыть справочник «Жданов» (Донецк,  1979 год) и просто полистать. Полистать нашу недавнюю историю, запечатленную на строках, буквах, числах, фотографиях и восклицательных знаках… И поведают нам белые страницы  «сколько, чего и где» носило в нашем городе имя  Жданова. Это 4 улицы, парк, кинотеатр, мемориальный дом-музей.

В Ильичевском районе его имя было увековечено в названии двух улиц (одна из них в Старом Крыму) и одном переулке. Хорошо хоть не додумались назвать его именем  какой-нибудь «тупик». Была улица «Ждановская» и в пос. Талаковка.

Центральный городской парк культуры и отдыха (бывший старый городской сад) носил имя А.А. Жданова. Под вывеской с этим именем приютился мемориальный дом-музей – филиал краеведческого музея. (ул. 1 Мая, 55, ныне – ул. Георгиевская). Как утверждают многие, именно в этом доме появился на свет будущий деятель коммунистической партии. Заглянем же в «паспорт» этого здания, попавшего  под охрану как «Памятник истории и культуры УССР».

Это одноэтажное здание, кирпичное, датированное 26-м февраля 1896 года – т.е. приурочено к «iсторичноi подii» — ко дню рождения А.А. Жданова. В 1948 году на здании была установлена  мемориальная мраморная доска с барельефом  Жданова и текстом: «1896-1948 гг. В этом  доме родился А.А. Жданов». Интерьеры  здания  частично перестраивались, в зависимости от требований домовладельцев. В 1968 году здание подверглось капитальному ремонту. 2 ноября 1969 году в нем был открыт мемориальный дом-музей А.А. Жданова.

Скажем теперь несколько слов о памятниках А.А. Жданову и их плачевной  судьбе. Самый первый из них появился на карте  Мариуполя 30 июля 1949 года – согласно принятому Постановлению Совета  Министров СССР о сооружении памятника А.А. Жданову. Его разместили в Центральном городском парке культуры и отдыха, носящим его же имя.  (имя «прицепили» позже). Авторы памятника  неизвестны, знаем только, что это группа ленинградских скульпторов. Автор постамента — архитектор К.В. Черный.  Изготовили памятник на Ленинградском художественно-производственном комбинате художественного фонда РСФСР.  «На бетонном постаменте – трехметровая скульптура из сплава  алюминия.  Изображен А.А. Жданов в полный рост, в военной форме генерал-полковника Советской Армии».

В том же 1949 году в городском сквере, где  еще не было  драматического театра, 23 августа состоялось открытие памятника-скульптуры А.А. Жданова.

В 1966 году вместо скульптуры А.А. Жданова был установлен гранитный бюст, изготовленный скульптурно-производительным комбинатом Московского  отделения художественного фонда СССР. Авторы бюста – скульптор В.Е. Далецкий и архитектор С.И. Куповский.

20 декабря 1977 года в парке культуры и отдыха им. 50-летия  Октября был открыт памятник А.А. Жданову,  над которым потрудился авторский коллектив: руководитель, скульптор, народный художник УССР  А.А. Ковалев, скульптор В.И. Фищенко, член авторского коллектива – архитектор А.А. Сницарев. Для появления этого памятника потребовалось специальное Постановление ЦК Компартий Укарины и Совета Министров УССР от 5 января 1971 года №9 и Постановление Совета Министров о  4  апреля 1977 г. «Об утверждении проекта памятника А.А. Жданову» в г. Жданове Донецкой области.

«На гранитном прямоугольном постаменте установлена в рост фигура А.А. Жданов, отлитая из бронзы, постамент из железобетона  облицован гранитными плитами».

Ну вот, Постановление вышло, памятники украсили город. Потом вновь  вышло Постановление, и теперь предстояло самое простое — уничтожить их. Известно, ломать – не строить. Сначала убрали памятник А.А. Жданову из Центрального парка и из городского сквера. Как подтвердили очевидцы – «убирали их ночью – тайком от народа». (прямо – таки традиция выработалась у нашего народа, как убирать какой-либо  памятник – так обязательно ночью).

С памятником – гигантом (шутка ли, 9 тонн!) в парке им. 50-летия Октября пришлось повозиться. Вот как писал об этом опецкорр. газеты  «Труд» Н. Мокрищев:

«Мало кто видел, как снимали с постаментов  каменные скульптурные образы А.А. Жданова. Делалось это быстро, почти незаметно, а вот громадный монумент человека в шинели, сапогах, с воздетой рукой спускался с пьедестала принародно. На площади Ленинского комсомола много жилых домов. Изо всех их окон видна грозная фигура. Только подъехали монтажники и стали обвязывать стропами ноги А.А. Жданова, как на площади появились массы людей. Их было гораздо больше, чем десять лет  назад, когда к двухсотлетию города этот памятник открывали.

Три постамента стали пока прибежищем для голубей и чаек, а на базе Азовского морского пароходства лежит девятитонная немая фигура с воздетой призывно рукой. Лежит среди  хлама в очереди на переплавку».

Так была перевернута следующая страница мариупольской истории,   промелькнувшей на наших с вами глазах. Может быть, лет через 50, дети наших детей среди пожелтевшего хлама газет с трудом отыщут эти наши будни, записанные летописно-свинцовой строкой конца второго тысячелетия.

Бывший мемориальный дом-музей А.А. Жданова тоже канул в Лету, но не совсем – здание его цело и невредимо. Сняли вывеску и теперь это музей быта народов Приазовья. Дальновидные сотрудники Мариупольского краеведческого музея спокойно и без шума все без исключения вещи, в том числе книги, фотографии, картины, письма, документы сдали по описи в фонды музея. Ничего не было уничтожено. «Зачем же создавать  новые «белые пятна» в истории, которых и без того достаточно» — прокомментировала это событие директор  краеведческого  музея О. Чаплинская.

На исходе 1980-х годов, когда «ветры перестройки обнажили зловещие факты биографии А.А. Жданова», стали раздаваться сначала робкие, потом окрепшие нотки протеста жителей города. Они хотели жить в Мариуполе, а не в Жданове.

Может быть, все началось со статьи в журнале «Огонек» Юрия Карякина «Ждановская  жидкость или против очернительства» (№ 19, 1988 г.), где публицист выплеснул на нас, читателей, целый ушат невероятных фактов. Статья эта была, скажем прямо, тяжелая, но правдивая. И разве должны мы были краснеть за имя, которое носил наш город? Ю. Карякин в своей статье  бегло упоминает, «что получил письмо из Жданова: людей травят за то, что они хотят снова жить в  Мариуполе». Прочитав статью публициста, на душе оставался мутный осадок — действительно, вообще не хотелось даже произносить имя  Жданова.

Конечно, по прошествии стольких лет, кажется легким судить о том времени. Да не все так было просто. Членство в компартии никто не отменял, единый организм бывшего СССР еще функционировал. Городские власти были в нерешительности, и их можно понять – просто так такие дела не делаются. Нужны были факты, проверки, согласования и прочая организационная волокита. А в городе в это время  разворачивалось движение «За Мариуполь»,  возникла инициативная группа, которая начала сбор подписей под обращением в Верховный Совет СССР с просьбой о переименовании. Их собрали более 60 тысяч. Во все инстанции, газеты, журналы полетели письма наших горожан. В 1988-1989 гг. вся пресса запестрела  публикациями и сообщениями  о Жданове и всего, что с ним было связано. Доходило до курьезов,  один из которых мы и приведем.

Один киевский житель был сильно удивлен, когда после известного Постановления ЦК об упразднении названий, связанных с именем  Жданова, в одном  универсаме обнаружил «колбасу ливерную — Ждановскую» за 1 руб. 50 коп. Как он  ни  старался найти авторов столь  любопытного присвоения имени колбасе – это осталось великой тайной.

Многие газеты и журналы почтили тогда своим вниманием наш город. На страницах журнала «Огонек» (№24, 1988 г.) появилось обращение сотрудников бывшего Мариупольского металлургического института П. Шмачкова, В. Якунина и В. Кузнецова о нашей злободневной проблеме  переименования. «Вот тут-то и начались  чудеса», — писали они. «Неожиданно умолк» «Приазовский рабочий». Когда руководители инициативной группы обратились к редактору газеты В.  Молчанову и председателю горисполкома Т. Зозуле с просьбой напечатать материал о деятельности группы, те заявили, что они-де всей душой за переименование, но существует якобы некое решение бюро горкома партии, строго воспрещающее любые публикации, связанные с переименованием, до 19 партийной конференции…»

Свою позицию инициативная группа «За Мариуполь» высказала  на страницах журнала «Юность»:

«Группа считает, говорил Вячеслав Якунин, — что, независимо от личного участия Жданова в репрессиях, этот деятель не достоин  того, чтобы его имя носил наш город. Мы будем добиваться проведения  референдума в самом ближайшем времени. Придет официальная точка зрения на Жданова или не придет – суть не в этом. В конце концов, надо  доверять совести своих жителей, их самосознанию. Как  они сочтут нужным,  так и сделать».

Специальный корреспондент журнала «Юность» А. Малюгин в 1988  году был в нашем городе, и увез свои впечатления о переименовании, проиллюстрировал  свою статью фотографией парадного  мундира генерала — полковника А.А. Жданова. (№ 12, 1988 г.) Ему удалось выяснить,  что «городские власти готовы к проведению референдума о переименовании города». Однако были существенные «но»… В частности, главное «но» — это финансовый вопрос. Предполагали, что переименование будет «стоить приблизительно 3, 5 — 4 млн. рублей. Но где брать такие деньги на штампы и бланки, печати и билеты, вывески и прочее? Но со временем все это благополучно разрешилось. Оставалось только ждать решения  высших органов власти. И оно последовало – 18 января 1989 года «Правда» опубликовала наконец, долгожданное Постановление «Об отмене правовых актов, связанных с увековечением памяти А.А. Жданова ».

Нашлись сразу и деньги, и желания – и процесс переименования пошел дальше, коснувшись не только Мариуполя, но и всей страны. От «многолетней повинности» носить имя Жданова были освобождены вузы,  заводы, станции метро, улицы и др. места. Все возвращалось  на круги своя, менялось все и у нас.

Жительница нашего города Н. Истомина писала в 1989 году в газете «Ветеран»: «В прошлом году жители Мариуполя (бывший Жданов)  в буквальном смысле слова сражались  за возвращение  родному городу его историческое имени…».

Прошло то время, отшумело как-то мимолетно своими тревогами и заботами.  Также быстро откипели и страсти горбачевской перестройки с ее скандальными разоблачениями «белых пятен истории», которыми наше общество оказалось сытыми  по горло. Но осталось ли что-нибудь после гулкого эха прошлого?

Теперь мы уже давно опять гордо именуем себя мариупольцами и двигаем свою историю дальше, уже в 21 веке. Будем ли мы когда-нибудь вспоминать о нашем  «ждановском времени?» Может быть, — ответят оптимисты. Кто знает, — пожмут плечами пессимисты… Придут  новые поколения исследователей и напишут свои «истории» нашего времени. Вот бы дожить, почитать хоть одним глазком… Впрочем, не нам судить, судить может только время, которое всегда поразительно точно умеет все и всех  расставлять по своим местам.

Все же в заключение нам хотелось бы признать, что личность А.А, Жданова была не вполне ординарной на фоне тогдашней партийной элиты, он был сыном своей эпохи, своего века. И именно там стоит поискать ответы на многие «забористые» вопросы. Не подумайте, что мы от имени нашего поколения хотим простить или оправдать Жданов. Мы просто не отказываем ему в симпатии,  как интеллигентному человеку (что не помешало ему есть в блокадном Ленинграде свежие персики, доставляемые самолетом), нас постоянно поправляет почтенная муза истории, Клио, которая наставительно велит, вслед за Цицероном, «не отваживаться ни на какую ложь, не страшиться правды…»

Так что не будем обманывать ни самих себя, ни наш  славный  Мариуполь, ни наше прошлое, — а возможно, и наше будущее.

Казалась бы, вот и поставлена последняя точка, — а рядом по-прежнему  ворочается призрачное Сомнение, — может и вправду, писать о А.А. Жданове  еще  не пришло время? И следует прислушаться к словам замечательного русского историка Ключевского о том, что объективная оценка того или того государственного деятеля может быть дана только через  сто лет после его ухода из жизни?

Дмитрий Ян, историк,

член Национального Союза журналистов Украины.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

3 Responses to “Жданов – Мариуполь…”

  1. >Что-то схожее чувствуется в датах 1937, 1938, 1939 и 1987, 1988, 1989 годах.

    Действительно: в 1937, 1938, 1939 оборзевших от вседозволенности при НЭПе алчных паразитов и предателей зарывали под землю, а в 1987, 1988, 1989 годах они оттуда повылазили.Общее здесь — это нестерпимая нравственная вонь от этих упырей тогда и теперь.

    Мне стыдно и горько признаться, что я, 29 летний мужик, позволил горбачевским краснобаям вовлечь себя в гнусное дело по переименованию нашего города.Жданова. Прошу прощения у жителей города, которых я вовлек в это гнусное дело.

  2. Хочу добавить, что гнусность этого дела не в имени города -Мариуполь, а в том, что вся эта наша возня в составе инициативной группы была частью информацилнной войны против советского народа, в результате которой наш город подвергся разграблению и жизненные ресурсы его питают города врага.

  3. [...] города добавлен эмоциональный, но верный комментарий с запоздалым [...]

Оставить комментарий