Жизнь, посвященная Мариуполю

Среда, Октябрь 20th, 2010

Когда краеведы и историки пишут о мариупольской мужской гимназии, они всегда вспоминают тех ее выпускников, которые впоследствии стали светилами науки, и почти всегда забывают вспомнить Георгия Георгиевича Псалти, отдавшего родному городу всю свою жизнь…

… Далекое 15 сентября 1876 года. У одного из домов на Митрополитской улице невиданное стечение народа: родители со своими чадами пришли на открытие Александровской гимназии. Взволнованно прозвучала речь ее директора Феоктиста Авраамовича Хартахая, и 158 подростков вошли вслед за ним в распахнутые двери учебного заведения. Среди них был и Георгий Псалти.

Далеко не каждый из гимназистов в самом начале учебы ясно  представлял себе свое будущее. Многие мечтали о столичной жизни, а Георгий знал точно, что после того, как получит образование, останется служить родному городу. Как и директор гимназии. Ведь Феоктист Авраамович не соблазнился ни Харьковом, ни Санкт-Петербургом, где проходила его учеба в университетах, ни Варшавой, где он мог продолжать преподавание в одной из престижных гимназий и приобщаться к европейской жизни, а приехал служить Мариуполю. И поле деятельности Георгий выбрал: украшать растительностью город. Поэтому любимым его предметом стало естествознание.

Недолго восхищался своим кумиром гимназист Георгий Псалти: 25 марта 1880 года Феоктиста Авраамовича не стало. А в память о нем Георгий стал еще старательнее учиться.

И как только окончил гимназию, сразу же на родительские средства отправился во Францию. Там сначала в Марселе прошел полный курс практической школы сельского хозяйства и виноградарства, затем переехал в Версаль, где находилась высшая школа садоводства и, наконец, в небольшом городке Гамбе, недалеко от Парижа, проштудировал курс птицеводства.

Сразу же после возвращения в родные пенаты Георгий Псалти по своей инициативе занялся городским садом, который был старше его лишь на один год. Используя полученные знания, он в 1889 году перепланировал его по европейским нормам садово-паркового искусства. Затем он спланировал и заложил городской сквер. Попутно исследуя качество плодов, выращиваемых в садах, тянувшихся вдоль Кальчика, он признал его неудовлетворительным и перевел на русский язык привезенную из Франции книжку «О прививках деревьев», в которой шла речь о путях улучшения вкусовых качеств плодов путем подвоя, и в 1893 году издал ее за собственный счет.

За собственный же счет он несколько раз ездил в Санкт-Петербург, добиваясь от министерства земледелия разрешения открыть в родном городе бесплатную школу садоводства, огородничества и птицеводства. В этой школе он рекомендовал птицеводам использовать инкубаторы и животную пищу для кормления птицы. О том, насколько это было значимо не только для Мариуполя, а и для всей России, говорит предложение всероссийского съезда птицеводов в Санкт-Петербурге, куда Г. Псалти пригласили выступить с докладом перед его участниками. Там же мариуполец продемонстрировал усовершенствованный им инкубатор.

Пребывание во Франции сказалось на политических взглядах молодого специалиста. Именно поэтому Георгий Псалти легко сходился с носителями демократических идей – представителями тогдашней украинской и российской интеллигенции.

По этой причине он сдружился на всю жизнь с корреспондентом газеты «Приазовский край» в Мариуполе Александром Поповым – будущим классиком советской литературы Александром Серафимовичем. Вместе они следили за ходом строительства вначале завода «Никополь», а затем и «Русского Провиданса». И хотя личное общение прервалось в 1898 году, переписывались они потом еще более сорока лет.

С сочувствием следил Георгий Георгиевич за ходом забастовки 1898 года на «Никополе», а затем и объединенной забастовки пяти тысяч металлургов «Никополя» и «Русского Провиданса», длившейся с 9 по 15 июля 1899 года. Она была самой массовой на юге России. Ее жестоко подавило царское правительство. Десятки рабочих были арестованы и преданы суду. Но расправиться с мариупольскими рабочими правительству не удалось. Георгий Георгиевич Псалти списался с известными столичными адвокатами М.А. Александровым, Н.К. Муравьевым и А.Ф. Сталем, с которыми познакомился, бывая в Петербурге, и попросил их защитить арестованных участников забастовки. Они охотно откликнулись, приехали и доказали в суде, что требования и действия рабочих были правомерными, и суд вынужден был оправдать почти всех подсудимых, приговорив лишь двух к тюремному заключению на один год «за нанесение повреждений чинам полиции» и одного — «за предосудительное поведение…»

Свыше пятисот рабочих участвовавших в забастовке были уволены. Среди них оказался и руководитель социал-демократического кружка на заводе «Никополь» А.В. Жогло. Как писал Г.Г. Псалти в одном из писем Серафимовичу, отрывок из которого опубликовал А.Д. Проценко, «и вот главный А.В. Жогло очень нуждался. Мы ему долго помогали».

Между тем наступил двадцатый век. В 1901 году, продолжая осуществлять свою мечту сделать родной город красивым, Георгий Георгиевич, уже будучи гласным (депутатом) Городской Думы, организовал закладку в Самариной балке питомника фруктовых и декоративных деревьев. А на следующий год весной провел праздник древонасаждения. Тогда было высажено на улицах города 1100 деревьев. Продолжая дело озеленения, Георгий Георгиевич 25 марта 1911 года провел через Городскую Думу подготовленные им «обязательные постановления о посадке деревьев и об их охране в Мариуполе». Этим документом вменялось в обязанность домовладельцев «производить своими средствами посадку деревьев на улицах и площадях» перед принадлежащими им зданиями. Этим же документом определялось, что «вдоль Екатерининской улицы должен быть высажен туркестанский тополь, а вдоль всех остальных – серебристый тополь, акация, ясень, осокор, ива и др.».

Продуктивная работа Г.Г. Псалти была отмечена не только в Мариуполе. Справочная книга «Вся Екатеринославская губерния» сообщала, что в Мариуполе в 1913 году было уже 5 общественных садов.

Есть еще одна заслуга Г.Г. Псалти перед городом. Это по его инициативе был построен и стал действовать противотуберкулезный санаторий им. Крупской.

Георгий Георгиевич остался верен родному городу и с приходом Советской власти. Как писал он сам, работал в городской управе, возглавлял городской продовольственный комитет, занимался вопросами семеноводства в «Сельхозсоюзе».

В этом доме под № 29 на улице Артема жил Георгий Георгиевич Псалти.

Несмотря на то, что Георгий Георгиевич был выходцем из состоятельной семьи, его обошла черная тень террора 1937-1938 годов. Может быть потому, что один из руководителей забастовки 1899 года Александр Васильевич Жогло в 1935 году сам хлопотал о назначении персональной пенсии Г.Г. Псалти за то, что благодаря ему подавляющее большинство участников той забастовки избежало тюремного заключения.

Последние годы жизни Георгий Георгиевич провел на Черноморском побережье Кавказа в качестве садовника, в Мацесте, где и скончался в 1940 году.

Николай РУДЕНКО.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

6 Responses to “Жизнь, посвященная Мариуполю”

  1. Уважаемый Николай! Простите, но я хочу Вас исправить: отчество Георгия Псалти было не Георгиевич, а Григорьевич. В ревизской сказке по Мариуполю-1850,хранящейся в ГАДО,ф.131,оп.1,д.112, в разделе»мещане»под №58(лист17) записан Григорий Константинович Псалти, которому на тот момент было 40 лет.Записана его жена -Парасковья Иорданова 30 лет и пятеро детей — Лукерия 7 лет, Константин 6 лет, Михаил 5 лет, Елена 4-х лет, Анна 1 года. Именно в этой семье родился и Георгий в 1864 году.Чтобы исключить ошибку писаря, я проверила имя в сказке 1816 года(Ф.131,оп.1, д.72).Там семья Псалти записана под № 76, и в ней значатся Константин Павлов Псалти 44 лет и два его сына — Григорий 6 лет и Дмитрий 2-х лет. Так что ошибка в имени отца Георгия исключена.
    В моем варианте адрес-календаря за 1910 год «Весь Мариуполь и его уезд», переснятом с оригинала, видно,что в оригинале от руки было зачеркнуто»Георгиевич» и написано»Григорьевич» на стр. 86, 88. И в списке домовладельцев записаны Псалти Гр.Кон, и Псалти Мих.Григ.- отец и брат Псалти Г.Г.,что тоже служит косвенным доказательством ошибки в отчестве Георгия, которая кочует из статьи в статью.Возможно,Ваши данные были взяты именно из такой статьи.

    С уважением — Мария Дм.Пирго

  2. Добрый вечер! Насколько я понимаю, у Вас есть копия адрес-календаря за 1910. Мне очень интересно посмотреть, фигурирует ли в издании моя прабабушка Соловьева Лидия Алексеевна. По моей информации она являлась классной дамой в женской гимназии. Буду очень признателен!

  3. Добрый вечер, Антон! О Соловьевой Лидии Алексеевне информации в адрес-календаре я не нашла.

  4. У меня есть фотография, предположительно Псалти Георгия Григорьевича.
    Где ее лучше разместить?

  5. Уважаемая Мария!
    Или разместить на форуме.
    Или пришлите мне, а я размещу в этой статье с ссылкой на вас.

  6. Я уже разместила на форуме в разделе «Старый Мариуполь».Там же разместила и групповую фотографию,на которой сидят мужчины в галстуках с садово-огородным инвентарем (мотыга, садовые ножницы) и то ли с чубуками винограда, то ли с привоем каких-то деревьев.
    http://vse-grani.com/viewtopic.php?f=56&t=438&start=950
    Возможно, это соратники Псалти. Может,кто-либо их знает? Работники краеведческого музея,например?

Оставить комментарий