Жизнь Жданова: неизвестные факты- 6

Пятница, Август 12th, 2011

Год 1937-й

Но вернёмся еще раз к 1937 году. Это сейчас он стараниями антирусской пропаганды ассоциируется исключительно с «массовыми репрессиями». Массы же граждан СССР в тот год куда больше занимали и волновали совсем иные вопросы и темы. Так, в 1937 г., в столетие со дня смерти Пушкина, СССР буквально погрузился в самый настоящий культ поэта. Начался он во много благодаря стараниям именно Жданова, который был искренне влюблен в русскую классическую культуру и, одновременно, как глава Ленинграда не мог обойти стороной историю крупнейшего русского поэта, самым тесным образом связанного именно с городом на Неве. По поводу Пушкина и его творчества в 1937 г. на граждан СССР обрушилась самая рекламная компания, организованная Ждановым. И в том году культ личности человека с пером и бакенбардами вполне мог посоперничать с культом личности человека с усами и трубкой.

Жданов и Сталин в конце 30-х.

Тогда же Жданов немало внимания уделил и изучению творчества другого петербургского и русского классика – Достоевского. Самого Фёдора Михайловича наш герой считал творцом огромного таланта, но с юности смертельно напуганным инсценировкой смертной казни по экстремистскому «делу Петрашевского» и оттого прятавшим свой пожизненный страх за маской демонстративной реакционности и истеричной религиозности. При Жданове изучением творчества Достоевского в Ленинграде занимался уроженец Пскова, специалист по русской литературе XIX века, близкий приятель писателей Вениамина Каверина, Всеволода Вишневского и начальника НКВД по Ленобласти Серго Гоглидзе профессор филологии Ленинградского университета Орест Цехановицер. Докторскую диссертацию «Творческий путь Достоевского» профессор должен был защищать осенью 1941 г., но в конце июня того года обратился к Жданову с требованием зачислить его добровольцем в действующую армию. В должности полкового комиссара профессор филологии и специалист по Достоевскому в августе 1941 г. водил бойцов морской пехоты в контратаки во время обороны Таллина и погиб во время знаменитого «таллинского перехода». Такими были русские литературоведы у товарища Жданова.

Добавлю, что в том же 1937 году, помимо культа Пушкина, наше герой довёл до апогея и иной культ – культ полярников. Полярные одиссеи «челюскинцев» и «папанинцев», благодаря Жданову (точнее, как сказали бы сейчас, благодаря срежиссированному им «пиару»), с замиранием сердца переживала вся наша страна. В результате научный подвиг стал цениться в СССР не меньше, чем подвиг военный или революционный. Думаю, не стоит пояснять, насколько такой ждановский «пиар» был важен для развития страны. Можно сколько угодно распинаться про Сколково и инновации, но без такого искреннего народного культа научного подвига любой «пиар» будет уходить в свисток. Так что констатируем факт – и как «пиарщик» (говоря по старинному «пропагандист-агитатор») товарищ Жданов, любивший гармошку и водку, даст фору всей нынешней администрации президента РФ с их кокаиновым креативом.

Кстати, интерес Жданова к полярным морским экспедициям не был случайным. Будучи главой Ленинграда, он по должности обязан был заниматься и крупнейшей в стране ленинградской судостроительной промышленностью и самой крупной в СССР военно-морской базой в Кронштадте. Так что не удивительно, что в конце 30-х гг. в сталинском Политбюро товарищу Жданову, помимо иных вопросов, поручили курировать все вопросы судостроительной промышленности, морского транспорта и военно-морского флота. В итоге нашему герою в 1939-41 гг. пришлось вместе с наркомом ВМФ Николем Кузнецовым не только участвовать во всех крупных манёврах Балтийского флота, но и помотаться по берегам СССР от Мурманска и Севастополя до Владивостока. Именно по результатам дальневосточной командировки Жданова было начато строительство военно-морской базы и города Находка, самого южного города на Дальнем Востоке нашей Родины. Жданов лично на миноносце Тихоокеанского флота осмотрел залив Находка и, по свидетельству очевидцев, высказался: «На этом месте будет прекрасный город-порт». Действие вполне в духе Петра I. Равно как в духе императора Петра было и то, что базу и город стали строить зеки ГУЛАГа. Строительство шло на месте деревеньки Американка, безнаказанно расстрелянной в 1919 г. орудиями британского крейсера «Кент».

Закономерно, что имя Жданова упоминается и во всех мемуарах крупнейших конструкторов советского оружия в предвоенные годы. Так ведущий конструктор нашей артиллерии Василий Грабин вспоминает свои совещания у Жданова с участием главного конструктора танков КВ (а позднее и ИС) Жозефа Котина. Именно Жданов утрясает споры создателя пушки и создателя танка. Крупнейший советский авиаконструктор Александр Яковлев, по чьим проектам было произведено рекордное в мире количество самолётов – 70 000, вспоминает свои совещания у Жданова вместе с другим знаменитым авиаконструктором Ильюшиным (чьи самолёты летают до сих пор), где решались вопросы создания и производства новых самолётов. Примеров воспоминаний инженеров и конструкторов о совместной работе со Ждановым можно привести множество. Написаны они в годы, когда наш герой давно умер, и никто не был обязан ни вспоминать его, ни тем более вспоминать его сугубо положительно. Но из всех мемуаров людей науки и дела Жданов предстаёт весьма толковым управленцем, менеджером, который по-деловому и квалифицированно организует и координирует работу технических специалистов. Нет нужды пояснять, насколько такая «менеджерская» функция необходима в любом сложном производстве – её значение для достижения требуемого результата вряд ли меньше, чем значение работы сугубо технических специалистов. Так что, основываясь на мемуарах создателей советского оружия, отметим и эту заслугу товарища Жданова – именно он, продираясь через все сложности совсем молодой, еще неопытной советской промышленности, координировал работы по созданию новых образцов оружия непосредственно перед Великой Отечественной войной.

Нарком флота Кузнецов вспоминал, как Жданов в перерыве между поездками на дальние базы флота и маневрами балтийских крейсеров показывал ему «места нового жилищного строительства на Охте и Международном проспекте». При Жданове в 30-е гг. население города увеличилось почти на треть, перевалив в 1939 г. отметку в 3 миллиона и лишь немного уступая в численности Москве. Именно Жданов начал в растущем городе массовое жилищное строительство, из-за близости границы с северо-запада Ленинград стали развивать на юг по Пулковскому меридиану, вдоль Московского шоссе (ныне Московского проспекта). Нарком Кузнецов приводит слова Жданова: «Обсуждали возможность строительства города по берегам Финского залива. Места там хорошие, но слишком близко от границы…»

Вот этими вопросами слишком опасной близости государственных границ к растущему Ленинграду предстояло плотно заняться нашему герою в 1939-40 гг., во время Финской войны. Когда в декабре 1939 г. провалился первый наскок на линию Маннергейма, Жданову пришлось возглавить военный совет Северо-западного фронта, созданного для прорыва финских укреплений на Карельском перешейке. Непосредственно боевыми действиями командовал будущий маршал Тимошенко, но всю логистику и тыловое обеспечение фронта держал в своих руках Жданов. Всего за месяц был проведен огромный объем работ по строительству новых путей сообщения и организации бесперебойного снабжения армии всем необходимым. Линия Маннергейма была взломана, финны согласились на все советские условия. Граница была отодвинута от Ленинграда на 150 километров. За эту безопасность города на Неве Жданову пришлось принести и личную жертву: в день подписания мирного договора, накануне прекращения огня в уличных боях во время штурма Выборга погиб рядовой Антон Жданов, племянник нашего героя.

Открытка конца 30-х г.г. — Жданов голосует на выборах.

Летом 1940 г. именно Жданов руководил присоединением Эстонии к СССР. Нас так долго пугали проамериканскими «оранжевыми революциями», что уже пора бы вспомнить, кто их придумал и как такие «революции» проходили при товарище Сталине.

19 июня 1940 г. Жданов, как уполномоченный ЦК ВКП(б) по Эстонии, прибыл в Таллин. 21 июня он продиктовал последнему эстонскому президенту Пятсу (тоже прапорщику Первой мировой) состав нового просоветского правительства, а 5 июля ещё и указ о проведении досрочных парламентских выборов. Все эти действия, как и полагается «оранжевой революции», сопровождались хорошо организованными просоветскими демонстрациями народа в Таллине. Выборы проходят уже 14 июля, участвует 84% населения Эстонии, 92% голосует за просоветский блок. А ровно чрез одну неделю, 21 июля первая сессия нового эстонского парламента принимает решение об установлении в стране советской власти и образовании Эстонской Советской Социалистической Республики. На следующий день, 22 июля принята декларация о вступлении Эстонии в состав СССР и сделано официальное эстонское обращение с соответствующей просьбой к Верховному Совету СССР. В тот же день эстонский президент Константин Пятс подаёт прошение об отставке и полномочия президента – в строгом соответствии с эстонской Конституцией! – переходят к новому премьер-министру, уже написавшему заявление о вступлении в Компартию эстонскому поэту-футуристу Ивану Варесу (ценил товарищ Жданов поэзию, ценил!) 30 июля бывший «самостийный» эстонский президент Пятс, кстати, пришедший когда-то к власти в результате военного переворота, уезжает – нет, не поближе к банковским счетам в просвещенную Европу, а в солнечную Башкирию (ну не мог же он, как прапорщик прапорщику, отказать в такой маленькой просьбе товарищу Жданову…) Еще через одну неделю, 6 августа 1940 года Верховный Совет СССР издаёт постановление о принятии в состав союзного государства Эстонской ССР. Да, это вам не «газовые войны» с Украиной и Белоруссией и не жалкий «нашистский» пиар на памятнике советским солдатам в Таллине. Ну и как видите, под скромным обаянием товарища Жданова и стоящих на таллиннском рейде кораблей Балтийского флота даже знаменитая эстонская неторопливость куда-то подевалась.

С началом Второй мировой войны нашему герою приходилось заниматься и куда более важными вопросами глобальными политики, чем решение судьбы северо-западных «лимитрофов». Жданов в 1939-41 гг. участвовал во всех совещаниях у Сталина по вопросам отношений с гитлеровской Германией и позиции СССР по поводу начавшейся в Европе новой войны. В архивах остались его многочисленные записные книжки – загруженный разнообразными вопросами Жданов усеял их рабочим записями, зачастую краткими и не всегда понятными постороннему фразами и отрывочными мыслями. Кое-что историкам и архивариусам удалось вычленить среди неразборчивых и зачеркнутых карандашных строк. В книжке за 1939 год присутствуют фразы:

«Тигры и их хозяева.
Хозяева тигров нацелили на Восток. Сифилизованная Европа.
Повернуть тигров в сторону Англии.
Англия – профессиональный враг мира и коллективной безопасности.
Не жалеет средств для дискредитации Советского Союза.
Отвести войну на Восток – спасти шкуры».

Для человека, знакомого с геополитическими раскладами в начальный период Второй мировой войны, даже такие отрывочные строки говорят о многом. При этом за всеми глобальными вопросами войны и мира, проблемами управления страной и вторым мегаполисом Советского Союза товарищ Жданов никогда не оставлял без внимания и близкие ему вопросы культурной политики. В 1940 г. Политбюро организовало специальную комиссию по предварительному просмотру художественных фильмов. По инициативе Сталина туда включили Жданова, и позднее лидер СССР часто обращался к нашему герою, во многом ориентируясь именно на его вкус и мнение. Со Ждановым работали самые выдающиеся представители советского кинематографа – Александров, Довженко, Эйзенштейн. Выражаясь современным языком, наш герой по поручению Сталина выступал этаким генеральным продюсером всея советской Руси. Забавный факт – именно Жданов официально предложил советским режиссёрам выводить в кино отрицательные образы «начальства». Занимался наш герой и сугубо прикладными вопросами бюджетного финансирования кинематографа.

14 мая 1941 г., буквально накануне войны, Жданов провел собрание советской кинематографической элиты, по сути, съезд советских кинематографистов. «Каждый фильм в нашей стране представляет общественное и политическое событие» – выступил Жданов пред кинотворцами. (Задумаемся: нынешние перлы «аристократичного» барина Михалкова – это ведь тоже общественные и политические события, только направленные уже против народа и общества).

Оранжевая революция по-сталински. Жданов с новым правительством Эстонии в июле 1940 г. во время присоединения Эстонии к СССР.

«Сталин учит, – продолжает Жданов, – что для того чтобы прийти к новому общественному строю нужен определенный уровень культуры… Решение основной экономической задачи – догнать и перегнать передовые страны Европы и Америку – упирается в значительной мере в нашу некультурность, невежество, грязь…»

Бдует небезынтересным процитировать еще один отрывок из стенограммы выступления Жданова на том совещании, где наш герой обратил внимание ведущих советских кинематографистов на темы, которые партия большевиков считала актуальными в последние предвоенные дни: «Вы нашу линию представляете в отношении международной политики — линию независимости, самостоятельности, и, вместе с тем, линию расширения фронта социализма, всегда и повсюду тогда когда обстоятельства нам позволяют. Вспомните прошлый и позапрошлый годы — Прибалтика, Западная Украина, Молдавия, Северная Буковина и т.д. Вы отчетливо понимаете, что если обстоятельства нам позволят, то мы и дальше будем расширять фронт социализма. Я думаю, что вы отчетливо понимаете, что это связано с тем, что мы в нашем народе должны воспитывать непримиримость к врагам социализма и готовность пойти на жертвы, готовность на то, чтобы дать смертный удар любой буржуазной стране и любой буржуазной коалиции. Мы должны воспитывать наш народ в духе активного, боевого, военного наступления и эта одна из задач кино и его работников, и это есть обязанность наших киноработников и наших советских граждан, понимающих проблему нашего развития, понимающих, что столкновение между нами и буржуазным миром будет, и мы обязаны кончить его в пользу социализма».

Это сейчас мы уже привыкли утирать плевки, терять и проигрывать, и озвученная Ждановым здоровая агрессия растущей русско-советской цивилизации кажется непривычно брутальной и откровенной. Но именно эта демонстративная нацеленность на победу и доминирование есть первый признак сверхдержавы. В наши дни так ведут себя США и Китай. Когда-то, во времена Сталина и Жданова, такой была и наша страна, настроенная на победу в планетарном масштабе. В преддверии великой войны нашей Родине уж точно не нужны были рефлексирующие неврастеники или колеблющиеся созерцатели – нужны были характеры бойцов, когда человеческие чувства и интеллект становятся средством достижения победы, а не растворяются в диванном самокопании или салонном (ныне тусовочном) развлечении. Именно этот бойцовский дух и формировал у граждан СССР своей деятельностью на «культурном фронте» товарищ Жданов. Разнообразные апологеты пассивного удовольствия, любители «вернуть Курилы японцам», «попить баварское» и приобщиться к иным «общечеловеческим ценностям», конечно же, никогда не смогут ему этого простить.

Продолжение следует

Алексей Волынец

http://www.apn-spb.ru

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий