Еще раз о Митрополите Игнатии

Пятница, Февраль 11th, 2011

Сегодня предлагаем вниманию наших читателей статью нашего земляка Ф. А. ХАРТАХАЯ, опубликованную в журнале «Иллюстрация. Всемирное обозрение», № 171, Петербург, 1 июня 1861 года.


… Это было в эпоху присоединения Крымского полуострова к России в 1778-1783 годах. Мы не намерены говорить об этой достопамятной эпохе, хотя она имеет близкое отношение к нашему предмету… Стесненная Россиею порта договором в Кучук-Кайнарджи должна была признать вольность и независимость Крыма. Это был первый шаг к присоединению. Татары были признательны русским за свое освобождение, а русские были к ним очень внимательны и покровительствовали им. Между татарами и русскими завязалась дружба. Русские помогли им избрать на престол хана Шагин-Гирея. В благодарность за доставляемый ему престол новый хан был поставлен в необходимость слушаться добрых советов русских военачальников. Но вскоре дружба переменилась на ссору, и Крым присоединен к России, а Шагин-Гирей задушен на острове Родос татарами. В смутную годину решалась участь христианского населения в Крыму, состоявшего из греков, армян, грузин и др.

Одним из условий военной политики Румянцева – Задунайского для достижения цели – присоединения Крыма к России – был вывод христиан. Христиане, как народ трудолюбивый и промышленный, составляли важнейший источник ханских доходов. Русское правительство старалось поставить хана в необходимость пользоваться русским жалованием и, следовательно, быть за это благодарным. На этом основании Румянцев вздумал вывести христиан из Крыма. Мы уже намекали на то, как христианская толпа приняла подобное предложение. Румянцев предложил князю Прозоровскому переговорить об этом с греческим митрополитом Игнатием. Когда русское правительство согласились на условия, которые предложил митрополит, он начал проповедовать христианам избавление от ига татар. После долгих усилий, наконец, ему удалось склонить к выходу около тридцати тысяч христиан, которые и поселились на северных берегах Азовского моря, где живут и теперь, пользуясь свободой и привилегиями. В этом заключается главная заслуга Игнатия в деле присоединения Крыма к России.

Представляя оценку заслуг такого человека, как митрополит Игнатий, мы не имеем нужды быть пристрастными и отдаем ему справедливость за то, что из любви к своему обществу, он делал для него, что мог, из любви к своему народу, не принимал близко к сердцу огорчений, который тот, по своему невежеству, наносил ему и, наконец, умирая, мог, положа руку на сердце, сказать толпе: «Я сделал для тебя, что мог, и что было необходимо».

Зная общественную деятельность митрополита, мы мало знаем его частную жизнь. Мы не знаем его детства, не знаем, где он воспитывался, когда вступил в монашество, в какой монастырь, где проходил степени духовных должностей, начиная с простого инока до митрополитского сана. Не знаем и родителей его. Из свидетельства, данного его племяннику Александру, видно, что род митрополита жил «на полуострове Кифермио, в городе Дсия», что родители его были греки, что у него был родной брат Антон. Из свидетельства, данного Антону на внесение его в родословную книгу дворянства Екатеринославского наместничества, видно, что отца его, благородного грека звали Константином Гозадином, что у Антона был еще дядя Иван, брат Константина, потому что носил одну фамилию. Не можем даже определенно сказать о годе его рождения. Судя по свежим преданиям и по портрету, можно подумать, что родился он между 1741-1745 г.

Предметом особенной заботливости митрополита была судьба греков, известных под именем мариупольских. Они живут в Екатеринославской губернии, по берегам Азовского моря и рек, текущих в него, и составляют округ, состоящих из 24 сел и города Мариуполя. Эти греки и были выведены Игнатием из Крыма в 1779 году, и им он посвятил свою скромную жизнь. Этот круг, в духовном отношении завися от него, составляет особую епархию, называющуюся тем же самым именем, каким она называлась в Крыму, т.е. «готфскою и кафскою». Митрополит Игнатий зависел от синода, но пользовался правом рукополагать священников для своих приходов по своему усмотрению. Он получал 3000 руб. ассигн. в год жалованья. Местом жительства он избрал долину, отстоящую от города на пять верст, по реке Кальмиус. Там находился домик с церковью, в которой он молился о благоденствии в мирном бытии своего народа. Теперь нет и следов его жилья, только место, носящее название «митрополитское» напоминает об Игнатии. Сколько заметно, уединение ему нравилось, в Крыму он также не жил в городах: в двух верстах от Бахчисарая поныне есть скит, в котором он жил. Он управлял своею епархиею до смерти, после которой она вошла в состав бывшей тогда славяно-сербской епархии. С ним окончился титул иерархов «готфских и кафских», начавшийся еще в первую эпоху христианства в Крыму. Уже в 4 веке Ульдила носил титул готфского епископа.

Игнатий скончался в 1786 году 16 февраля. Прах его покоится под спудом обещающей скоро развалиться соборной церкви в Мариуполе. Проходит сто лет с тех пор, как мариупольские греки главенствуют на берегу Азовского моря. Поколение, современное митрополиту, перешло в вечность: ропот умолк и не доходит больше до могилы его. Новое поколение осознало ошибку своих предков и стало благоговеть перед его могилою, оно не проходит мимо нее с тем равнодушием, с каким проходили его предки. Мы готовы примириться с современниками Игнатия, зная, что удел этот часто достается передовым людям. Такие люди, претерпевая огорчения и лишения, наслаждаются ими, если видят хороший результат своих усилий в будущем. Таким образом, думаешь, что Игнатий при жизни надеялся, что потомство разрешит: кто виноват и кто прав.

Теперь утешатся бренные останки освободителя христиан. Нынешние мариупольские греки вполне оценили заслуги его и упрекают предков в неведении благих его побуждений.

Они не довольствуются благодарностью только в мыслях, но хотят воздвигнуть ему памятник, который бы напоминал им заслуги его и минувшую жизнь их. Только нельзя не сожалеть, что осуществлению этой идеи очень мешает отсутствие общественного единомыслия. План и разрешение на постановку памятника готовы. Дело остается за деньгами. Нам кажется, что устранить последнее неудобство нет никакой трудности: для 24 сел греков и города подобное приношение – пустая лепта. Толпу в этом случае обвинять не следует потому, что она от пожертвований не откажется; это лежит на совести значительных членов ее, пользующихся уважением, и служащих примерно во всех отношениях.

Пора, наконец, устранить упреки соседей в равнодушии к праху Моисея мариупольских греков. Эти упреки отчасти имеют место, когда вспомнишь, что Инзову поставили памятник такие люди, которые если и дошли до степени благосостояния мариупольцев, то ни каком случае не стоят выше его.

Нет сомнения, что греки скоро осуществят благую идею, что приближающееся столетие увидит на одной из площадей Мариуполя памятник подвигам бескорыстного архипастыря, который так много служил им и так мало пользовался заслуженною признательностью при жизни. Это требует долг благодарности, честь и доброе имя мариупольских греков. Могила замечательного человека не должна быть незаметною.

Ф.А. ХАРТАХАЙ.

Исторический факт: «Решением Священного Синода Украинской Православной церкви от 11 июня 1997 года честные останки мощей Святителя митрополита Игнатия считаются святыми.

Имя митрополита Игнатия причислено к лицу святых…»

Загадочная Клио восстановила историческую справедливость, и у земли приазовской появился свой «молитвенник на небесах»…

26 октября 1997 года останки легендарного митрополита Игнатия были перенесены из церкви в поселок Черемушки в Свято-Никольский собор, где и обрели, наконец, вечный покой…

25 марта 1998 года в присутствии духовенства, общественности, прессы состоялось открытие и освящение памятника Святителю Игнатию, митрополиту Мариупольскому. Авторы памятника — мариупольские художники Л. Кузьменков и В. Константинов, исполнитель проекта – А. Чумель.

14-15 ноября 1998 года в Мариуполе состоялись торжества по случаю канонизации мощей Святителя Игнатия, митрополита Мариупольского. Исполнились чаяния Феоктиста Хартахая – наш город оказался неравнодушным к праху «Моисея мариупольских греков». И засияла духовная аура Мариуполя.

Святителя отче Игнатие, моли Бога о нас…

Дмитрий ЯН.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

One Response to “Еще раз о Митрополите Игнатии”

  1. на самом деле «ропот» все еще доносится до могилы митрополита…

Оставить комментарий