СОЛДАТЫ СОРОК ПЕРВОГО…

Воскресенье, Январь 19th, 2014

В конце 1939 года в Мариуполе, на тыловой базе 80-й дивизии имени Пролетариата Донбасса, которая пошла в освободительный поход на Западную Украину, началось формирование 134-й стрелковой дивизии. Тяжелые испытания выпали на долю ее командира и красноармейцев. Они были среди тех, кто в первые дни войны прикрыл собой Родину от фашистского нашествия. Ценой собственной жизни наши земляки сделали все, что требовал от них приказ и военная присяга. И не их вина, что тогда, в сорок первом, врага не удалось остановить на приграничных рубежах.

О бойцах 134-й стрелковой дивизии первого состава, ее командире В.К. Базарове – героев этой документальной повести – рассказывает мариупольский краевед Павел Мазур. Пусть ее страницы будут скромным памятником мертвым и живым солдатам сорок первого. Ведь без лихолетий сорок первого не было б победного сорок пятого.

  1. 1.      НАКАНУНЕ

22 июня 1941 года – трагическая дата в нашей истории: началась война, одна из наибольших и самых жестоких. С того памятного дня прошло уже семь десятилетий. Но не заживились раны, не высохли слезы, не стихает боль сердца. И так будет всегда…

Для многих жителей Приазовья, которые взяли в руки оружие, начало войны связано с 134-й стрелковой дивизией, штаб и военные подразделения которой находились в Мариуполе. Тяжелые испытания выпали на долю командира и красноармейцев этой дивизии. Они были среди тех военных формирований, что в первые дни войны собой прикрыли Родину от вражеского нашествия. Ценой собственной жизни наши земляки сделали все, что требовал от них приказ и военная присяга. И не их вина, что тогда, в сорок первом, врага не удалось остановить на приграничных рубежах.

В первые послевоенные годы про эту трагическую страницу нашей истории не принято было говорить вслух. Ведь не было безымянных героев, каждый защитник Родины имеет право на добрую память и бессмертие. Мы же знаем: без лихолетий сорок первого не было б победного сорок пятого!

Бойцы 134-й стрелковой дивизии первого состава, ее командир Владимир Кузьмич Базаров – герои этой документальной повести. Пусть ее страницы будут скромным памятником мертвым и живым солдатам сорок первого…

Было это в конце шестидесятых годов прошлого столетия. В тот жаркий день я сидел на лавочке Приморского бульвара, листал книгу о боях на озере Хасан в 1938 году. У моих ног плескалось море. По линии горизонта работящий буксир тянул на «Азовсталь» баржу с агломератом.

Вдоль кромки прибоя, тяжко опираясь на палку, шел пожилой мужчина. Он остановился, заметив возле меня свободное место, подошел.

- Позволите?

- Да-да, пожалуйста…

Я подвинулся. Прошло минуты две. Незнакомец многозначительно кашлянул. Я поднял глаза. Наши взгляды встретились. И незнакомец, еще раз извинившись, спросил:

- Скажите, а вы сам не местный житель?

- Да, я тут, в Мариуполе, живу…

- Вот, вы, вижу, про Хасан читаете… Сохранилась в моей памяти одна давняя история, с Хасаном и вашим городом связана. Да все не могу найти ее конца. Если располагаете временем – расскажу…

Мы сели удобнее. В своей краеведческой работе я уже привык к тому, что вот такой случайный разговор незнакомых людей дает иногда счастливую возможность примкнуть к историям уникальным. И в этот раз предчувствие не обмануло меня.

- Я из Константиновки, зовут меня Алексей Петрович Колесников. Скажите, вам ни о чем не говорит фамилия Базаров?

- Если не считать героя повести Тургенева, то ничего…

- А он жил в довоенном Мариуполе, комбриг Базаров, Владимир Кузьмич, командир 134-й дивизии, моей дивизии. А перед тем, во время Дальневосточного конфликта возле озера Хасан, был командиром 40-й дивизии, которая сыграла решающую роль в боях за сопки Безыменная и Заозерная. Дивизия и ее командир были награждены орденами Ленина. Отсюда, с Мариуполя, в первые дни войны он повел 134-ю дивизию на фронт. Где-то под Витебском дивизия попала в окружение…

Как-то после тяжелого боя мы разместились в лесу на отдыхе. Была уже ночь. Только я задремал, как прибежал посыльный.

- Товарищ лейтенант, вас вызывает командир дивизии. Скорее к штабной палатке.

Пришел, как следует, доложил. Базаров приказывает мне – командиру взвода связи – с группой красноармейцев выбраться из окружения и установить связь с командованием. Начальник штаба дивизии полковник Светличный вручил мне пакет. Уже когда все вышли, Базаров задержал меня на минуту.

- Как доберетесь до наших, товарищ Колесников, то подойдите к первому-встречному почтовому ящику и бросьте вот это письмо – моим, в Мариуполь. Я думаю, что дойдет…

Наша группа смогла незаметно пройти тылами вражеских войск, выйти на линию фронта, с боем пробиться к своим… Приказ командира мы выполнили. Выполнил и я личную просьбу командира – в каком-то селе бросил в почтовый ящик его письмо родным.

Через несколько дней меня направили в другую часть, которая спешно формировалась. Потом был госпиталь, снова бои и снова госпиталь. И так вся война, с первого и до последнего дня. С того времени ни однополчан своих, ни комдива своего я не встречал. Как сложилась судьба дивизии и ее командира? Дошло ли его письмо в Мариуполь? Живет ли кто-нибудь  в вашем городе из родных и знакомых Базарова?.. Как бы мне хотелось получить на все эти вопросы хоть какой-нибудь ответ…

Приближались сумерки. Приморский бульвар зажег свои фонари. У наших ног также плескалось Азовское море. Ритмично мигали красные огоньки на судоходном канале… А мы все сидели на лавочке и молчали. Каждый думал об одном и том же: узнаем ли мы когда-нибудь о том, что же случилось с письмом, его автором и адресатом? Как сложилась дальнейшая судьба бойцов и командиров 134-й стрелковой дивизии?..

Так начиналась эта история – типичная для солдат сорок первого. Почти двадцать лет отдал я тому, чтобы вырвать из небытия имена, факты, события… Пусть не все, но все же…

Чрезвычайно тяжелыми были мои первые шаги, но потом, когда появилась архивная «зацепка», дело пошло веселее. А, главное, удалось разыскать и включить в поиск группу ветеранов 134-й дивизии. Сегодня я с благодарностью называю фамилии своих самых активных соавторов: И.К. Рубана, Е.П. Гриценко, Д.А. Дудниченко, Д.Л. Храпункову, В.И. Базарову из Мариуполя, С.Ф. Луценко, М.А. Носенко и М.А. Кирьякова  из Новоазовского района, А.П. Колесникова из Константиновки, А.С. Нархова из Москвы, А.С. Леонтьева из Минска, Г.Д. Борисенко из г. Янгиюль (Узбекистан) и многих других. Всем им огромное спасибо!

 

Но нам уже пора возвращаться в довоенный Мариуполь…

Половина пятого утра. У подъезда пятиэтажного дома, что рядом с мариупольским госбанком просигналила командирская «емка». Уже пора ехать…

- Ну что ты, Сима. Ведь не в первый раз, и надо думать, не в последний. Знала за кого замуж выходила… Ну, будь здорова, береги детей. До осени! А в ноябре, запомни мои слова, махнем с тобой в Крым!..

Скрипнули осторожно прикрытые двери. Через открытую форточку донесся четкий рапорт водителя:

- Товарищ комбриг…

Загрохотал мотор, потом все стихло – машина выехала на проспект. И тишина. Все…

Поневоле, следом за мужем, Серафима Сергеевна бросила взгляд на циферблат часов – четыре тридцать две. Всего две минуты горького прощания. Сколько было их – разлук и встреч за пятнадцать лет суетливой жизни в гарнизонах, военных городках, на погранзаставах! Но каждый раз, когда муж, одергивая гимнастерку, уже стоял на пороге, Серафима Сергеевна прятала влажные глаза. Было немного стыдно и грустно. Знала – такова доля командирских жен – это неминуемо, но… Теперь  вот снова ждать до осени. Сегодня дивизия мужа уходила в летние лагеря, что под Золотоношей.

- Мамочка, а папа уже уехал? И мне на прощание ничего не сказал?..

На пороге детской комнаты в ночной сорочке стояла пятилетняя Мария – самая младшая и самая любимая. Серафима Сергеевна подхватила на руки доченьку, прижала к груди, как могла, успокоила – и ее, и себя.

Серафима Сергеевна и Владимир Кузьмич Базаровы еще не знали тогда, что в тот утренний час они виделись последний раз. Не пройдет и нескольких месяцев, как злые ветра войны разметут большую и дружную семью. И лишь могильный горбик возле села Маховое, что на Смоленщине, и курган на братской могиле жертв фашистского террора в Мариуполе останутся вечным памятником их семейного согласия и любви.

Но это будет лишь через несколько месяцев…

Солнечные лучи не успели еще накинуть багрянец на рассветные дымы «Азовстали», как от перрона Мариупольского вокзала уже отошел поезд – около трех десятков товарных вагонов и платформ, четыре пассажирских вагона. За первым эшелоном через полчаса двинулся в дорогу второй, потом третий…

Весной 1941 года полки 134-й стрелковой дивизии протянулись почти через всю Левобережную Украину. Опять пришло горячее время лагерных сборов, летних полевых учений, маневров. И хоть до мельчайших подробностей все было спланировано заранее, у комдива В.К. Базарова и его начальника штаба полковника В.А. Светличного было много дел. Сколько раз пришлось им, подталкивая и проталкивая эшелоны, колесить по железнодорожному треугольнику Мариуполь-Славянск-Золотоноша. Была еще одна сложность – на обжитом за прошлые годы лагере под Светогорском приказано было оставить лишь один полк: основными силами на Полтавщину дивизия выходила впервые.

А вот командиру ее не впервые придется мерить полтавские поля. Тут прошла его красноармейская юность – три года проучился В.К. Базаров в Полтаве на 29-х пехотных курсах командного состава РСКА. А учения были в те годы суровые – день за партами, неделю в погонях за бандитскими отрядами. Командирские знания проверялись не только на стрельбище и полковом плацу, но и в открытом поле, в единоборстве с подлым и жестким врагом…

Как только полки прибыли в лагерь под Золотоношей, начались учения – за сорок пять дней «призывники» должны были пройти курс «молодого бойца»…

… Ноги словно налиты свинцом. Гимнастерки побелели от соленого пота. Даже брови выгорели под ветром и солнцем. Полежать бы на травке, передохнуть. Но опять неумолимый приказ взводного:

- Короткими перебежками — вперед!

И опять команда:

- Обкопаться!

Вгрызаются в неподатливую землю саперные лопатки, за минуту тут и там вырастают горбики свежей земли…

За стрелковым полком неотступно следует командир дивизии. Требовательный взгляд, мгновенная реакция, отличная выправка – все выражало в нем кадрового военного.

- Боец должен любить землю, — не раз повторял комдив. – Никто в бою его не спасет и не прикроет: ни мать родная, ни командир. Лишь земля – его единственная защитница…  Зароешься в землю – и сам черт тебя не достанет…

Но вот и желанный перекур. И сразу же, как и не было предвиденной субординацией дистанции.

- Товарищ комдив, расскажите про Хасан. Говорят, что там вам было нелегко…

Разве откажешь в просьбе.

- В июне 1938 года я принял сороковую стрелковую дивизию, а через месяц начались бои. Дивизия, которая была дислоцирована в Приморском крае, оказалась ближе всех к месту военного конфликта у сопок Заозерная и Безыменная. Уже в конце дня, 29 июля, две роты дивизии вступили в бой с самураями. Наша дивизия отыграла решающую роль 6-8 августа в окончательном разгроме врага. Лейтенант И.Н. Мошляк – секретарь партийного бюро 118-го полка установил на отбитой у японских милитаристов высоте Заозерная советский флаг. Через месяц дивизия была награждена орденом Ленина, а лейтенанту Мошляку было присвоено звание Героя Советского Союза.

- А этот ваш орден Ленина тоже за Хасан?

- Да.

- А скажите, товарищ комбриг, будет ли война с фашистами? Придется ли нам?..

- Вам же сегодня рассказывал политрук о заявлении ТАРС. И мы, и немецкая сторона строго придерживаемся условий договора.

Незаметно пролетели короткие минутки отдыха. И опять:

- Взвод, выстраивайся!..

Они еще не знали, что счет мирного времени уже шел не на дни, а на часы, что в соответствии с планом «Барбаросса», немецкие дивизии уже развернули свои боевые порядки вдоль нашей западной границы. Быть или не быть войне — такой вопрос уже не возникал. И хоть 134-я дивизия еще не закончила формирование – это был ее второй выход в летние лагеря – ей уже приготовлена была горькая чаша военных испытаний…

Горнист уже давно протрубил сигнал отбоя. Глубокая ночь. Затих гомон в красноармейских палатках. Разошлись после докладов командиры полков, начальники служб. Пора бы и самому на «боковую». Да что-то не спится, какая-то тревога на душе не дает покоя…

В. К. Базаров вышел на лагерную линейку. На небе ни облачка. Над густым лесом желтым фонарем висел месяц. Тишина, спокойствие, мир… Завтра воскресенье, выходной день. Но для командира дивизии и воскресный день – день тяжелый. А когда они, те дни, у него были легкими? Сколько помнит себя – все в военной гимнастерке, вроде в ней и родился.

Упоминание о днях прошлых – как страницы послужного списка личного дела: зачтен, переведен, назначен…

… В феврале 1919 года Володька Базаров – токарь Коломенского машиностроительного завода – стал красноармейцем Рязанского стрелкового полка. Потом были бои с бандами Шкурко, школа краскомов, участие в разгроме махновщины… Красноармеец, командир отделения, командир взвода – за двадцать два года не обошел ни одной должности – от рядового до командира дивизии…

На начало тридцатых годов Красной Армии нужны были квалифицированные кадры для танковых частей. В 1932 году В.К. Базаров – слушатель бронетанковых курсов, потом командир танкового батальона, два года назад – командир полка.

В 1936 году за успехи в руководстве войсками получил первую награду – орден Красной Звезды.

Потом был Дальний Восток. В июне 1938 года присвоено звание комбрига и назначен командиром 40-й стрелковой дивизии. В сентябре 1939 года новое назначение – в Мариуполь, командиром 134-й стрелковой дивизии, которую еще нужно было создать на тыловой базе 80-й дивизии имени Пролетариата Донбасса, что дислоцировалась в Мариуполе и других городах Донецкой области. В 1939 году дивизия пошла в освободительный поход на Западную Украину и получила новое место дислокации – город Проскуров на Подолье.

Вообще все просто, обычно, как для нашего времени, и вместе с тем необычно и нелегко. Ведь образование у него – два класса церковно-приходской школы. В десять лет пришлось бросить книжки-тетрадки и идти учеником токаря: семья большая, а кормилец один – больной отец. «Грызть гранит науки» приходилось самостоятельно…

Но воспоминания воспоминаниями, а дивизионные хлопоты хлопотами. Вот завтра нужно встречать дежурную группу запасников, которые прибывают на военные сорока пятидневные сборы со всех районов и городов Донеччины…  Поневоле посмотрел на часы и улыбнулся – уже не завтра, а сегодня. Второй час ночи нового дня – 22 июня.

Вот и подошли мы до той точки отсчета, что оставила рубец не только в истории, но и в сердце каждого из наших соотечественников. Война! Вставай, страна! Пришел час испытаний! И не нужны тут громкие фразы – дерзкий и жестокий враг ступил на порог отчего дома. Свинцом зальем ему глотку!..

(Окончание следует)

 

Павел МАЗУР

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий