«Русский Провиданс»: год 1906-й

Пятница, Январь 27th, 2012

В самом начале ХХ века, в 1906 году в «Горном журнале», кстати говоря, первом в России техническом периодическом журнале, под рубрикой  «Современное  состояние техники на южнорусских горных заводах и рудниках» были опубликованы материалы о мариупольском металлургическом заводе «Русский Провиданс».  Их автором был горный инженер Алексей Иванович Тиме. Забегая вперед, скажем, что этими материалами воспользовался не один исследователь истории двух металлургических заводов, построенных в самом конце XIX века вблизи Мариуполя. К сожалению, не все из них ссылались на автора труда – А.И.Тиме, работавшего некоторое время помощником заведующего цехом (мы бы сказали — заместителем начальника) завода «Русский Провиданс», а затем – помощником окружного инженера горного округа.

Какие же сведения оставил А.И.Тиме для будущих поколений? В первом же абзаце он пишет: «Этот грандиозный завод находится почти рядом с заводом Никополь-Мариупольского общества, тоже на возвышенной местности». Он отметил, что капиталы, вложенные в предприятие, исключительно бельгийские, но в инвестициях была и доля известного российского промышленника Алексея Кирилловича Алчевского. К 1900 году на постройку завода было израсходовано 15 млн рублей, из них на колонию (жилые дома и магазин для рабочих и служащих и т.п.) – 1,5 млн и 2,5 млн рублей на пошлину за перевозку. А.И.Тиме дает также  характеристику сырьевой базы предприятия. Уголь (в тексте  - горючее) для производства кокса, необходимого для выплавки чугуна, доставлялся с шахт Донбасса по Екатерининской железной дороге. Производство металла базировалось исключительно на оолитовых рудах Керчен­ского полуострова. Там для их добычи арендовались рудные площади с запасами этого минерала на сто лет вперед.

Сделаем некоторое отступление от статьи А.И.Тиме. Несмотря на относительно высокое содержание железа в керченской руде (40-45%), она имела (имеет, конечно, и сейчас) повышенное содержание фосфора. А фосфор, как известно, придает стали неприятное свойство – хладноломкость, т.е. хрупкость при низких температурах. Академик М.А.Павлов, будучи еще профессором Екатеринославского высшего горного училища, неоднократно посещал со своими студентами «Русский Провиданс». Об этом он написал в «Воспоминаниях металлурга». Приведем оттуда лишь одну цитату: «Рассказывали, что когда провидансовские рельсы грузили в вагоны и какой-нибудь рельс случайно падал, то он ломался, как стекло». Видимо, хозяев завода это обстоятельство не очень беспокоило. Ведь их продукция – рельсы, балки, швеллеры – использовалась главным образом в шахтах, где, как известно, всегда царит положительная температура.

Вернемся вновь к первоисточнику. Первоначально железная руда доставлялась с рудников Керченского полуострова пароходами в Мариупольский порт, перегружалась в вагоны, составы которых отправлялись по железной дороге на завод. Чтобы снизить транспортные расходы, русло реки Кальмиус было углублено от его впадения в Азовское море до порта, специально построенного в нескольких верстах от завода. После этого пароходы с керченской рудой прибывали в порт, где их груз выгружали на склад, а уж со склада опять же железнодорожным транспортом отправляли на заводскую площадку.

Пропуская подробности о грузоподъемных машинах, которыми располагал завод, обратимся к описанию автором технологического оборудования и технологии по состоянию на 1906 год. Это три доменных печи полезным объемом 400 м3 каждая, предполагалось строительство четвертого такого же агрегата. Каждая печь была оборудована четырьмя воздухонагревателями системы инженера Каупера. Расплавленный чугун из доменных печей поступал в формы литейных дворов, где он разливался в чушки (в оригинальном тексте – в «свинки»). Значительная часть жидкого чугуна в специальных ковшах отвозилась к двум миксерам. Для людей, чья деятельность не связана с металлургией, приведем определение этого устройства из Википедии — емкость для временного хранения жидкого металла с целью усреднения его химического состава и температуры. Также используется для создания условий стабильной бесперебойной работы сталеплавильного производства для выравнивания графика.

Сталеплавильное производство было представлено четырьмя томасовскими конвертерами каждый вместимостью 12 т  с основной футеровкой, что позволяло в известной степени удалять из чугуна фосфор. Это было новшеством для России, позаимствованным у заводов Эльзаса, Лотарингии и Люксембурга. Кроме того, было две мартеновских печи, в которых выплавлялась сталь с низким содержанием фосфора. Слитки из этой стали перекатывались на листы. Характеристики этих агрегатов не указаны.

Для обеспечения стале­плавильного производства материалами действовали три  шахтные печи для получения извести из известняка Еленовского месторождения, третья печь намечалась к постройке. В доломитовом отделении изготавливались материалы для футеровки конвертеров. Кокс для выплавки чугуна и для других производственных целей выжигался из донецких углей в двух коксовых батареях, одна из которых состояла из 60, а вторая – из 66 печей. Интересно, что горячие отходящие газы не пускались на ветер — их тепло использовалось для нагрева двух групп паровых котлов.

Прокатное производство завода состояло из блюминга (обжимного стана, на котором стальным слиткам придавалась форма, удобная для дальнейшего переката), а также из пяти станов: для двутавровых балок высотой 180 – 380 мм и рельсов, для мелких профилей (двутавровых балок высотой до 180 мм, рельсов малых размеров, уголкового железа), для мелкого сорта (круглого, квадратного, плоского, малого углового), листового и бандажного стана. Имелись соответствующие печи для нагрева металла перед прокаткой.

На заводе были вспомогательные  подразделения: электростанция, мастерские механические, чугунолитейная, столярная и модельная, специальная мастерская для токарной обработки валков прокатных станов. На заводе действовало около ста паровых котлов. Такое их обилие объясняется тем, что большинство механизмов приводилось в движение паровыми машинами. Интересная деталь: фосфористые шлаки, образующиеся при выплавке стали в томасовских конвертерах, продавали соседствующему с «Русским Провидансом» предприятию, где производился помол шлаков для использования их в качестве удобрений в сельском хозяйстве.

После Октябрьской революции заводы Никополь-Мариупольского общества и «Русский Провиданс» были национализированы, а в начале января 1920 года объединены и получили название «Мариупольские объединенные металлургические государственные заводы». После смерти В.И.Ленина это объединение стало называться Мариупольский металлургический завод имени Ильича.

В сентябре 1929 года «Гипромез» подготовил проект  реконструкции завода имени Ильича, где предусматривалось восстановление и расширение завода «Б». Но, рассмотрев проект, пришли к выводу, что расширение бывшего завода «Русский Провиданс» нецелесообразно, а вместо этого необходимо строить завод, базирующийся на керченских рудах, на берегу Азовского моря. Так родился завод «Азовсталь».

Сергей Буров, краевед

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий